30 ноября 2020, понедельник20:37

Культура

Мария Коростылёва: «Мои работы есть по всему свету»

26 марта 2015, 8:50

В деревне Жидче, что в Пинском районе, живёт 92-летняя женщина, которая пережила войну, построила часовню и до сих пор сама ткёт ручники.

В советские времена в Жидче были построены двухэтажные благоустроенные панельные дома, в квартире одного из них установлен старинный ткацкий станок, за которым работает Мария Коростылёва. Ей 92 года, и она только полтора года назад согласилась оставить своё личное хозяйство и переехать к дочке в благоустроенную квартиру.

Ткацкий станок, сделанный ещё за польским часом,  занимает почти всю комнату малогабаритной однушки

Корреспондент Медиа-Полесья встретился с уникальным человеком и выслушал её рассказ. Не прерывая работы за ткацким станком, бабушка, которой никак не дашь 92 года, остроумно шутит и рассказывает о своей жизни.

Несмотря на возраст, женщина ловко управляется с разноцветными нитями

Кропотливая работа

Меня зовут Мария Миновна Коростылёва – это по мужу фамилия, а так я Счастная. Научилась я ткать с детства, наверное, лет с 7 помогала маме. Раньше, за польским часом, у нас было большое хозяйство: пять коров, свиньи и другая живность. А готовые ткани и одежда были очень дорогими, поэтому всё делали сами: и половики, и постельное бельё, ручники, верхнюю и нижнюю одежду. Зимою пряли кудель, а весною ткали. Посмотрите на это покрывало – разве не красиво?

Разноцветное покрывало бабы Марии

Ляда, ручки, нит, вердо – части ткацкого верстака

Мои работы есть по всему свету: и в Германии, в Польше, Америке, в России. Просто в Погосте, где я жила до этого, есть санаторий, один раз туда приехала германка, и ей сказали, что я тку. Пришла она ко мне в гости и увидела мои работы, там ещё были картины вышитые, так она перед каждой картиной падала на колени, а потом меня целовала, сколько картин – столько раз и целовала. Ну, я ей и подарила полотенце, разве я заслужила столько поцелуев? В Москву я сама отвезла полотенца в храмы Христа Спасителя и Матроны Блаженной. А из Америки евреи приезжали. Их родственников в войну тут немцы много побили, я и им дарила полотенца. Наверное, нет такой страны, где нет моего полотенца.

Из этих клубков получаются чудесные изделия

Этот барабан – шукало, на него наматывают нить, процесс называется «цивку шукать»

Этот барабан – шукало, на него наматывают нить, процесс называется «цивку шукать»

Во время войны Марии Миновне и её близким пришлось многое пережить.

— Отца моего немцы убили. Мы тогда жили в деревне Лышче, под Логишином. Сосед доложил, что батька подходил к русскому самолёту. Приехали немцы, окружили дом, вывели всю семью и поставили под пулемёты: папу, маму, двух братьев, меня и сестру. Но солтыс (староста) был человек хороший и заступился за нас. Только папу забрали в Логишин. Утром, за 9 километров, я понесла ему поесть. Папу так избили, что он сидеть не мог и через 3 дня умер – 40 лет ему было.

Муж мой Захар Коростылёв, несколько раз бежал из немецкого лагеря, его ловили и сильно избивали, но один раз побег удался. Переплыл реку, в  Польше забрёл в одну хату, его увидела хозяйка и сказала: давайте я вас выведу, у меня муж и сын полицаи, и я не хочу, чтобы на моём дворе кровь пролилась. Так он и остался живым, воевал тут в партизанах.

Мария Миновна не обозлилась на мир, а с верой в Бога преодолевала жизненные трудности.

Мария Миновна очень набожна, рассказывает о чудотворной лышчанской иконе, на которой проявился Лик Божьей матери

Сначала было видно совсем немного, а потом, когда я пошла в школу, лик проявился полностью. К сожалению, пять лет назад церковь в деревне Лышче обокрали и икону унесли злоумышленники.

Я молю Бога целый день: за детей, за себя, за весь свет. Я родила 8 детей, но трое умерли,  а пятеро живы. Внуков у меня 12, дети не хотят много рожать. Когда дети маленькие были, я их в церковь водила, нельзя было тогда, советская власть запрещала, а я водила. Мы молились Богу и работали. Раньше было 15 выходных до родов и 15 после родов, поэтому дети присматривали друг за другом, и есть варили, и пелёнки в озере стирали. Они сразу научились работать, не гуляли.

После войны мой муж был в Логишине заведующим районо, тогда Логишин был райцентром. Когда родился сын, я его в церкви окрестила и после этого мужа сняли с работы. Пришлось переехать в другую сторону, в деревню Погост.

В благодарность Спасителю Мария Миновна построила часовню и установила дубовый крест в своей деревне.

Давно в Новом Дворе был монастырь и когда его разрушили, по озеру к деревне Погост приплыл крест. Люди его подняли и установили радом с тем местом, где нашли.

— Я об этом узнала от местных жителей и решила построить там капличку. В 1960-годы я работала в заготконторе, заготавливала лекарственные травы и делала план за всю Брестскую область. Получала больше всех в сельпо — по 200-250 рублей, а хлеб тогда стоил 18 копеек. Я купила материалы, наняла людей и построила капличку на месте того креста. А ещё раньше, в 1950-е годы, на дороге Погост – Камень, я крест дубовый установила. Рабочие, как узнали, что крест делают, денег не взяли. Так получилось, что тогда власти мне не мешали, и я никаких разрешений на это не брала.

Ручник, вытканный Марией Коростылёвой на домашних иконах

Мария Коростылёва гордится своими детьми, уважает их заботу,  но не желает просто сидеть без дела.

Все мои дети с высшим образованием, один из сыновей – ректор московского института, живёт сейчас в Минске, но ездит в Москву часто, без него обойтись не могут. Дочка – учитель математики в деревне Жидче, я к ней и переехала сейчас жить. Сын приглашал в Минск, но как я там буду – козу же там нельзя держать. А я хочу работать, не хочу сидеть, когда устану, немного полежу и опять за работу. Ещё два года назад я в Погосте на лодке по озеру плавала, 20 соток огорода садила: бульбу, гарбузы, огурцы и другое.

Мария Миновна очень не хотела оставлять своё хозяйство, её дочь Екатерина Антимоник рассказала, как ей удалось забрать маму к себе домой в деревню Жидче.

Дочь Екатерина Антимоник, в её руках ручник, который выткала её мама к своему 90-летнему юбилею. Подобные полотенца она подарила всем своим детям и внукам.

В своей комнате Мария Миновна заменила все ковры и покрывала на собственные домотканые – так ей уютнее.

Года два назад на семейном совете мы решили, что мама уже в солидном возрасте и надо к кому-нибудь из нас её определить. Она очень не хотела этого и всё время придумывала разные причины, чтобы отказаться. Наконец, поставила условие: перевезти и установить ткацкий станок, забрать козу Снежану и кота Мартина. Поскольку я живу в деревне, то тут мы и смогли выполнить эти условия. В Жидче ещё в советские времена были построены двухэтажные благоустроенные панельки, в одной из них мы и живём. Рядом у нас есть сараи для подсобного хозяйства – там живут коза и кот. А ещё специально для станка мы снимаем однокомнатную квартиру, где мама ткёт. Там мы поставили кровать, чтобы она могла отдохнуть. Она очень увлечена своей работой, я её специально домой забираю, а то она и ночью бы ткала.

Полотенца вытканные Марией Коростылёвой

В этом доме на втором этаже мастерская мари Миновны

Дальше Мария Миновна провела нас к своей любимице – козе Снежане. Женщина очень беспокоилась, что коза мало ест, наверное, заболела. Но оказалось, что всё в порядке – рогатая в хорошем настроении встретила свою хозяйку и с аппетитом ела капустные листья.

Подруга Марии Миновны, Анна Магер (слева) рассказывает, что коза Снежана очень ревнивая и своенравная и слушает только свою хозяйку

Вкусное угощение

На прощанье Мария Миновна спросила наши имена и благословила. Её подруга Мария Магер сказала, что это очень важно, значит, мы понравились бабушке.

0 0 голос
Рейтинг статьи

Читайте нас В Яндекс.Дзен

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Все регионы

Новости компаний

В стране и мире

Фото: Flickr.com
Фото: Sputnik Молдова
Снимок носит иллюстративный характер / Фото: pixabay.com
Фото: Артем Коротаев / ТАСС / Scanpix / LETA
Скриншот из видео
Сергей Тихановский
Сергий Лепин / Фото: из блога в Facebook
Фото: reform.by

Полешуки

В фокусе - Полесье

Артём Бельский: «В своём деле лёгкости нет никакой …»

О белорусской и итальянской коже, шве, которым можно тягать танки, и пожизненной гарантии на изделия ремесленник Артём Бельский рассказал корреспонденту «МП».

Коронавирус

Для тебя

0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x