В фокусе - Полесье

Православные vs протестанты на Полесье

Почти 100 лет на территории современного Белорусского Полесья не утихают споры о том, кто такие протестанты, откуда они взялись, а главное - зачем. По-разному их называют в народе, и они в ответ за словом в карман не лезут. Но в чём же корень раздора и где кроется причина отступничества? Попробуем разобраться на конкретных исторических примерах, которые имели место быть на Полесье чуть более века назад. 

В современном обществе термин «вероотступничество» утерял полный смысл. Во всяком случае нет того осуждения, которое существовало в начале ХХ века. В те времена бросить вызов православной либо католической церкви – очень смелый шаг, за который можно было дорого поплатиться. Но часть полесского люда перешла рубикон. Вряд ли их «перекупили» американские агенты и поманили «гуманитаркой» или непонятными доселе свободами. Всё иначе, был протест…

Крестьяне взбунтовались против излишеств священнослужителя

В Доброславской волости Пинского уезда (современный Пинский район), состоящей из 17 деревень, 130 лет назад разгорался нешуточный конфликт между прихожанами и священником. Конфликт длился целое десятилетие. Местный батюшка намеревался взять подписку у жителей деревни Лыще о том, что они будут по необходимости оказывать поддержку храму в Доброславке. Священник получил грубый отказ и начал жаловаться в епархию, полицию и властям.

Селяне не то чтобы оказались скупыми, просто жизнь особо не баловала, не было у населения денег и иных богатств. Батрачили беспощадно в полях и на хозяйстве, еле на пропитание зарабатывали. Хотя с момента отмены крепостного права уже прошло двадцать с лишним лет, для крестьян реально ничего не поменялось. Они оставались бесправными, самым незащищённым и униженным сословием. На этом фоне достаток священника очень резонировал, и попытка «официально оформить» добровольное пожертвование вызвала возмущение.

Служитель Доброславского прихода имел во владении 85 га земли и жалование в 33 рубля. Доход рабочего был в три раза меньше, даже учитель не получал больше 15 рублей, что говорить про крестьянина.

Селяне не взялись за топоры и косы, просто игнорировали поборы. Священнослужитель принял незамедлительные меры, о каждом факте неповиновения сообщал в полицию. Вскоре правоохранители взялись за дело и законом вынуждали уплатить необходимые суммы на потребности церкви.

Кроме этого, в Лыще развернули строительство храма, которое планировалось закончить к 1888 году. Из-за очередного саботажа крестьян сроки сдвинулись на два года. К концу 1880-х началу 1890-х годов конфликт усугубился тем, что местные жители начали захватывать церковные наделы и высекать церковные леса. Опять же не от хорошей жизни. Но делу придали антицерковный характер.

Полиция всё чаще вмешивалась в отношения священнослужителя и прихожан. Встала необходимость защиты храма от разъярённых несправедливостью крестьян. Парадокс, но ночные караулы состояли также из крестьян, только, правда, тех, кто ещё сохранял преданность священнику. Патруль оказался неэффективен, и местный кузнец изготовил решётки для окон храма.

В 1888 году церковь отмечала знаковый юбилей – 900-летие Крещения Руси. Во всех храмах и приходах проходили праздничные мероприятия, где объяснялась важность Крещения Руси. Совершались торжественные молебны. В Доброславском приходе жители Лыща проигнорировали празднования, о чём незамедлительно доложили в вышестоящие инстанции.

Вскоре крестьяне из деревень Лыще, Рудня, Пучины и Липники перешли к полному игнорированию церковной жизни. В 1895-1896 годах власти предприняли попытки силой заставить крестьян прийти к исповеди. В списках оказалось свыше 100 местных жителей, но, притянув насильственно в храм, удержать силой не получилось.

Конфликт оказался бескровный, своеобразная «итальянская забастовка». Важно то, что никто из крестьян, прошедших через полицию и административные органы, не заявил об отречении от веры, но высказывали негодование поведением священнослужителя.

Неимоверные суммы за отпевание и венчание

В первой половине 1920-х годов пинскую поветовую управу местные жители заваливали жалобами на служителей церкви.

Крестьяне из села Невель возмущались поведением батюшки, затребовавшего для отпевания, помимо денег, несколько пудов зерна и шёлк.

Житель деревни Заморочье не смог обвенчаться из-за того, что батюшка потребовал за церковный обряд 50 злотых (огромные по тем временам деньги. – Авт.), а у жениха было всего 10 злотых. Аналогичных примеров предостаточно. И дело не в скупости, а в нищете.

Про бедность в Полесском воеводстве неоднократно вспоминал уроженец Пинска, известный польский публицист Рышард Капустинский. Уровень экономического развития воеводства был значительно ниже уровня развития остальных регионов довоенной Польши. В экономическом плане Полесье являлось наиболее отсталым и архаичным регионом страны. Промышленность Полесского воеводства была несущественна, а сельское хозяйство развивалось очень слабо. Вместе с тем, по сравнению с предыдущими годами, жизнь полешуков улучшилась, но не достигала среднего уровня.

Конечно, не все священники были крохоборами. Яркий тому пример – настоятель храма святой Параскевы Пятницы в Месятичах Иоанн Кирдан, в миру полковник Иван Данилович Кирдан (1874-1955). Он служил в Месятичах с 1921 по 1955 год. Защищал от атеистов и нацистов старинную полесскую церковь, оберегал месточтимую святыню Месятичскую Божью Матерь и не давал в обиду прихожан. До сих пор здешние жители считают его своим заступником. Ставят в пример, как благородного, высоко духовного и благочестивого человека. Его могила всегда убрана. Жители Месятичей поддерживают старенький памятник, не давая времени взять над ним верх.

Миссионерские комитеты Полесской епархии – просветительская «инквизиция»

Как уже говорилось, бедность преследовала жителей Полесского воеводства, и, чтобы вырваться из её оков, свыше 100 тысяч полешуков покидают родной край в поисках лучшей доли. В 1920-1930-х годах полесские крестьяне устремляются в Соединённые Штаты Америки, страны Западной Европы. Кто-то найдёт эту самую лучшую долю, кто-то вернётся домой, а кто-то погибнет, не отведав заморского счастья.

Такая участь ждала выходца из деревни Невель Климента Гладуна. Попав в США, полешук нашёл работу, начал обживаться в новых условиях. Однажды в Детройте происходил масштабный митинг рабочих, участие в котором принял Климент Гладун. Вначале возникла потасовка со стражами правопорядка, а после - перестрелка, во время которой смертельно ранило полешука.

Но нас интересует группа полесских жителей, вернувшихся из западных стран. Помимо капитала, каждый второй привёз багаж познаний и, в том числе, о религиозной жизни. С простыми полесскими мужиками в край начали заезжать первые пасторы - протестанты. Надо признать, что пасторы попали на «подготовленную почву» самими же православными и католическими священнослужителями.

У крестьян появилась альтернатива. Костяк первых протестантов на Полесье сформировался из «идейных», тех, кто отошёл от церкви по вине священников. Дальше присоединялись малопросвещённые жители, и к 1930 году на Полесье действовали десятки протестантских общин: свидетели Иеговы, марьявиты, годуровцы, зеленосвентковцы, пятидесятники, баптисты, адвентисты, последователи «пророка Илии».

Первоначально преуспевали пятидесятники, число которых к началу 1930  года составляло 1.983 человека, половина из них проживала в Пинском повете. Не отставали зеленосвентковцы, у них было 2.146 верующих  и адвентисты с 223 последователями. 

Несмотря на то, что общее количество протестантов за всю историю Полесского воеводства не превышало 1% населения, Полесская православная епархия создала по регионам миссионерские комитеты. К середине 1920-х годов таковых было 14, составом от 5 до 10 человек. Главной фигурой в комитете был миссионер-проповедник. В его обязанности входило: посещение мест, где велась протестантская пропаганда, произнесение проповедей среди православных и публичных собеседований с лжеучителями, участие в организации церковно-приходских и пастырско-приходской миссий, распространение просветительской православной литературы.

Миссионерские комитеты во всех приходах по возможности, а в районах, где появлялись протестанты, обязательно организовывали «миссионерские ячейки» из грамотных и преданных прихожан. Такие ячейки служили консолидирующим центром для остальных прихожан, где они могли совместно просвещаться. Комитеты организовывали «миссионерские дни», своеобразные форумы-ярмарки.

Главным козырем миссионерских комитетов была организация публичных диспутов, во время которых раскрывалось различие между учением церкви и протестантскими заблуждениями.

Такая реакция официальной церкви и костёла обусловлена агрессией, исходящей от инаковерующих, в адрес других христиан, а также фактами издевательств и неадекватного поведения. Стало известно, что один из пасторов делал своей супруге надрезы с кровопусканием. Кровь собиралась в стеклянные сосуды для помазывания последователей. В другом случае отец до полусмерти избивал родную дочь за то, что она не отрекается от церкви вслед за ним.

На Полесье между православной и римо-католической церковью также существовали разногласия и велась борьба за души и умы прихожан. Не редкостью был переход из православных в католики и обратно, как и наоборот, порой целыми семьями. Но это не был столь острый конфликт, всё же в государстве церковь и костёл имели статус официальных религий. Епископ Александр Иноземцев и бискуп Казимир Букраба в некоторых случаях объединяли усилия для борьбы с нетрадиционными вероучениями. Известно, что Букраба и Иноземцев имели тесное общение. Часто прогуливались по Пине на лодке, иерархи понимали, что важнее единство Христианского мира, чем его раздробленность и смятение.

Епископ Александр Иноземцев сделал главное заключение из противостояния между церковью и протестантами. Для того, чтобы православная церковь сохраняла свои позиции, необходимо изменение самих священнослужителей, надо быть равным со своими братьями по вере, уничтожать злобу и безостановочно повышать уровень духовности. Священник должен быть авторитетной фигурой, лидером, объединяющим прихожан, а не источником раздражения.   

Несмотря на серьёзную антипротестантскую работу, перед началом Второй Мировой Войны в Полесском воеводстве насчитывалось свыше 100 молитвенных домов, количество последователей выросло в разы.

По сегодняшний день «диспут» между православными и протестантами продолжается. Временем возникает ощущение, словно ничего за это столетие не изменилось и общество всё живёт какими-то стереотипами. Быть может, Медиа-Полесье смогло приблизиться к причине противостояния… 

  • Дело в том, что бискуп Букраба и епископ Александр (Иноземцев) были действительно светлыми личностями переживавшими за своих прихожан.
  • Золотые слова: изменение самих священнослужителей, надо быть равным со своими братьями по вере, уничтожать злобу и безостановочно повышать уровень духовности. Священник должен быть авторитетной фигурой, лидером, объединяющим прихожан, а не источником раздражения. Сотню раз подпишусь под ими, ведь были мудрые люди на нашей земле!

Афиша