Столин

Трагедии в истории деревни Ворони

Деревню Ворони, что на Столинщине, авторы книги «Памяць: Гісторыка-дакументальная хроніка Столінскага раёна» по  праву назвали сестрой Хатыни. Здесь в годы Великой Отечественной войны произошли две страшные и жестокие трагедии.

Знак перед деревней Ворони напоминает столбы с колоколами в Хатыни

27 сентября 1942 года фашисты расстреляли десять жителей деревни Ворони. Десять мужчин, активистов Советской власти навеки остались лежать в родной земле. Среди них – отец и сын Нестеровичи. В воспоминаниях, записанных в книге «Память», сын расстрелянного в тот день Михаила Козули Александр стал очевидцем кровавой расправы над отцом и односельчанами. Он вспоминал, что слышал, как  «…схваченный  вместе с сыном Алексеем активист Андрей Александрович Нестерович просил: «Расстреляйте сначала меня, чтобы не видеть смерти сына». Фашистские палачи убили на глазах отца его сына, а затем и самого».

Обелиск на братской могиле расстрелянных в Воронях советских активистов в сентябре 1942 года

Спустя четыре с половиной месяца, 14 февраля 1943 года,  фашистские каратели сожгли деревню с частью её жителей. Большинству воронёвцев удалось спастись благодаря своевременному предупреждению их партизанскими связными Антоном Мельником и Филиппом Бабичем из Речицы. Первый случайно услышал о коварном плане гитлеровцев, который они собирались осуществить ранним утром 14 февраля, когда накануне зашёл в дом к знакомому, где немцы разместили штаб. Деревня Ворони размещена вблизи больших лесов, где находилась партизанская зона. Сельчане оказывали возможную помощь партизанам, были их связными, сами становились партизанами. Вот поэтому фашисты и решили расправиться с жителями Вороней.

Расправа оккупантов над мирными жителями. Картина из музея Воронёвской СШ

 

Могила жертв фашизма, а на ней – гранитная стела. Находится в центре деревни Ворони

За помощью и советом Антон Мельник поспешил к своему соседу Филиппу Бабичу. Вместе тёмной ночью они преодолели тяжёлый и опасный путь по подорванным немцами льдинам через реку, по снегу и сообщили воронёвцам о нависшей над ними опасностью.   

Поспешно сельчане стали собираться в дорогу. Кто успел уехать, тот – спасся. Среди них – десятилетняя Галина. Сейчас Галине Григорьевне Нестерович 82 года, живёт она в Воронях, её дом совсем рядом с тем местом, где фашисты сожгли односельчан. Женщина вспоминает, что после того, как сообщили о том, что фашисты собираются жечь Ворони, её отец поехал подводой за дедом и больной бабушкой. Галина вместе с мамой и младшим братом ушли из деревни в направлении Андреева Рога, на хутор. «Там уже собрались многие воронёвцы. Там мы и переночевали. Мама пошла искать отца. Вскоре одетые в белое немцы, так чтобы на снегу было не видно, незаметно окружили тот хутор. Но Бог нам помог. Переводчик по команде немца потребовал, чтобы все стали семьями. Вот и стоим мы с братом Василием вдвоём, без родителей. Страшно было», – говорит о тех событиях Галина Григорьевна. Людей на подводах увезли в соседнюю деревню Струга. Поместили их в здание школы.  Галина увидела знакомого деда и попросилась у него, чтобы её с братом пустили к родственникам, живущим в Струге. Детей пустили. Сидя у окна в доме родственников девочка увидела через окошко бегущую по улице маму. «Я готова была выпрыгнуть через то окно, – вспоминает она. – Но мама пробежала мимо. Потом, как оказалось, ей сказали, где мы, и она нашла нас». Семья Галины уцелела в годы войны. Больная бабушка, которую удалось спрятать до сожжения деревни, умерла уже после войны.

Воронёвцы помнят о тех событиях. Кроме убитых фашистами в те страшные дни жителей деревни, погибли и другие выходцы Вороней. Благодарные потомки на местах трагедий установили обелиск и гранитную стелу, а возле школы – памятник павшим в борьбе с фашистско-немецкими захватчиками односельчанам.

Чтобы помнили.

 

 

  • Злой ты, человече. Будь добрее. Так ли хорошо ты знаешь историю? Или это твоя интерпретация событий?
  • Злой ты, человече. Будь добрее. Так ли хорошо ты знаешь историю? Или это твоя интерпретация событий?

Афиша