В стране и мире

Униженный и оскорбленный. Путина готовят к капитуляции

Прошедшая неделя стала для Москвы и персонально Владимира Путина болезненно-унизительной на внешнеполитической арене.

Фото: REUTERS / Dmitri Lovetsky/Pool

В ночь с 6 на 7 апреля американцы провели бомбардировку крылатыми ракетами сирийского военного аэродрома Шайрат. Повод — обвинение Башара Асада в причастности к химической атаке в провинции Идлиб.

А уже в воскресенье стало известно, что из рабочего графика визита госсекретаря Рекса Тиллерсона удалена встреча с Владимиром Путиным. При этом по утверждению американской стороны, инициатором отмены встречи выступил именно Тиллерсон.

Антипутинская революция в Белом доме

И атака «Томагавками» по Сирии, и отмена встречи Тиллерсона с президентом РФ — это публичное и очень болезненное унижение персонально Путина.

Особенно это показательно в ситуации с Сирией. Химическая атака, к тому же до сих пор так и никем не доказанная, что к ней причастен Асад — сугубо предлог. Главный посыл в другом — американцы могут позволить ударить не просто по союзнику РФ, а по союзнику, на территории которого «с официальным визитом» находится ведомство Шойгу. И при этом американцам за это ничего не будет, а русским экспертам и журналистам по итогам только остается рассказывать, насколько неэффективен был удар, сколько ракет не долетело до цели и как это дорого стоило для военного ведомства США.

Но суть в другом. Американцы проверили реакцию Москвы и увидели, что та к решительным ответам оказалась не готова. Правда, и сам Вашингтон уже на следующий день смягчил репутационный удар для Москвы, переведя информационную повестку в сторону Корейского полуострова, куда срочно были отправлены две авианосные ударные группы (АУГ).

Параллельно Дональд Трамп за счет публичного унижения Владимира Путина решает свои внутренние проблемы. К Трампу подтягиваются неоконсерваторы из Республиканской партии, для которых подобные действия — жахнуть по кому-то без разборов, а затем задним числом объяснять, для чего это надо было — является приемлемой нормой. А самое главное, он выбил из повестки демократов тему «пророссийскости Трампа», за которой против главы Белого дома по сути ничего другого больше нет.

Да, Трамп теперь вынужден жертвовать своими предвыборными лозунгами международного изоляционизма, с которыми он и победил на выборах. Однако это малая жертва в сравнении с импичментом, который экспертная среда ему обещала еще до проведения инаугурации. Идею нормализацию отношений с «хорошим парнем Владимиром» пришлось слить в унитаз. Вместе с этой идеей чуть раньше Трамп также слил всех друзей России из своего окружения — советника по нацбезопасности Майкла Флинна, а также старшего советника Стивена Бэннона. В противовес им усилились позиции откровенно антироссийского советника по национальной безопасности Герберта Макмастера, а также кадровых военных из спецслужб, которые ранее находились в жесткой оппозиции к Трампу. По сути, внутри Белого дома произошла маленькая революция, которая вытеснила всех условных «друзей Путина», по итогам которой неоконсы взяли в крепкие тиски Трампа.

Униженный и оскорбленный

Но если для Дональда Трампа изменились только правила игры и его включили в систему, то Владимир Путин сейчас испытывает особенно болезненный удар. План «перетереть с Трампом» и с минимальными потерями перекроить международные правила сосуществования, уже не сработал. Россия и лично ВВП снова под прямым ударом.

Пока что бьют по немногочисленным союзникам РФ, в частности, по Асаду, шиитам, Хезболле и Ирану. Всю эту компанию Путину предлагают сдать под предлогом — «ах как резко переменилась международная повестка». Но не маленькая агонизирующая Сирия, ни даже Иран не являются основной целью Вашингтона. Неоконсерваторы бьют по России и конкретно по Путину. Пока что бьют опосредованно по его союзникам.

И что характерно, в это же самое время активизировались союзники Вашингтона. Израиль практически готов начать наземную операцию в Сирии. Министр иностранных дел Британии Борис Джонсон пафосно отменил свой визит в Москву под предлогом «новых обстоятельств в Сирии» и с ультиматумом отказа Россией поддержки Асаду. Эрдоган также возбудился и уже готов в очередной раз переобуться под новую администрацию Вашингтона, забыв о Гюлене и открыв новую главу антиасадовской риторики. И даже маленькая Дания, которая далека от всех этих событий, вдруг вознамерилась заблокировать строительство второй ветки «Северного потока».

Путина обложили как в «старые добрые» времена Барака Обамы, с той только разницей, что Вашингтон в этот раз демонстрирует еще и силовую решительность. Вполне вероятно, что ВВП будут поддавливать и по другим направлениям. Возможно, «проснется» Нагорный Карабах. Уже активизировался исламский фундаментализм на территории самой России — Дагестан, Ингушетия, Чечня, Астраханская область — почти каждый день совершаются нападения на военные части и полицейские патрули.

Наконец, не исключена активизация боевых действий на Донбассе. Пока что Путина давят по линии «сдай Асада», но за ним непременно последуют «сдай Донбасс» и «верни Крым». И даже после Крыма остановки не последует. Победители требуют все.

Украинские танцы

А вот для Украины ничего хорошего ужесточение мировой повестки не сулит. Уже очевиден формат войны Запада и России — он будет проходить опосредованно через союзников. Как-то иначе ядерные РФ и США вести войну в разумных пределах не могут. Соответственно, «огребать» в первую очередь будут буферные регионы — Ближний Восток, Турция, Закавказье, Средняя Азия, Казахстан, возможно, Белоруссия и Прибалтика, Балканы и, конечно же, Украина.

Параллельно внутри самой России будет пылать Кавказ, расширяться волна терроризма и активизируется несистемная оппозиция. Но основной зоной конфликта становится периметр России, включая и Украину, в которой уже идет война.

Правда, есть еще один вариант. Россия капитулирует до запуска активной стадии этого сценария, выторговывая себе какие-то красивые акты сдачи в стиле 90-х. Но даже в случае такого «мягкого сценария» ничего положительного Украине не светит. Вашингтон бьется не за интересы Киева, а за свои интересы, в которых нет места независимой России. Но как раз в слабой, расчлененной (без Сибири и Кавказа), деиндустриализированной и безъядерной новой России может найтись место в ее составе Крыму и Донбассу.

Сама антирусская повестка, являющаяся сегодня единственным смыслом, который продает Киев на международной арене, станет мусорной. Уже сама Украина со своей гигантской площадью, превышающей сегодня (даже без Крыма и части Донбасса) любую другую европейскую страну, станет объектом территориальных претензий своих соседей «по общему европейскому дому».

Развал путинской России будет означать также и развал современной Украины, которая в таком виде уже будет не нужна никому.