13 июня 2021, воскресенье02:13

Общество

Айтишники: Если власть сменится через год – мы вернемся, если через 5 лет – уже нет

1 февраля 2021, 16:20

Снимок носит иллюстративный характер / Фото: pixabay.com

Снимок носит иллюстративный характер / Фото: pixabay.com

Истории трех айтишников, которые уехали в Польшу после августовских событий прошлого года. Как им работается вне налогового офшора? И может ли страна надеяться на их возвращение?

Около 33% белорусских айтишников, опрошенных порталом dev.by в сентябре прошлого года, готовили свой отъезд из страны. Еще 54% намеревались уехать, если ситуация ухудшится. Самое популярное направление для планируемого переезда – Польша.

В сентябре Польша запустила программу Poland. Business Harbour. Она позволяет белорусским предпринимателям и ИТ-специалистам получить визу в ускоренном порядке, а также организационную помощь. Виза выдается на год пребывания в Польше плюс 90 дней в зоне Шенген. Программа позволяет 183 дня не платить налоги в Польше, занимаясь устройством на новом месте.

В ноябре, через два лишним месяца после старта программы, заявлялось о 330 белорусских специалистах, успевших по ней выехать в Польшу. Однако оценок общего количества мигрантов, пересекших границу по разным визам и программам, пока не было.

В Польше не существует налогового офшора для IT, подобно белорусскому. Стандартный налог тут 17% на доходы до 85,5 тыс. злотых в год (примерно 23 тыс. долларов) и 32% — на все, что выше. Есть отдельные льготы: например, все люди до 26 лет полностью освобождены от подоходного налога. До 5% снижен налог на инновационную деятельность (однако это понятие очень узкое). Также снижен налог до 8,5% для работающих по авторскому праву. Многие айтишники работают через бизнес-инкубаторы, которые тоже дают право выплачивать 8,5%-ный налог.

«Ежедневник» поговорил с белорусскими ИТ-специалистами, уехавшими в Польшу, об их впечатлениях от страны и планах по возвращению на родину.

Время не ждет

Валентин, веб-разработчик, жил в Бресте. Переехал в Польшу в октябре минувшего года.

13 августа в Бресте Валентина схватили неизвестные люди, когда он пришел к ИВС, чтобы передать передачу задержанному другу. «Нас посадили в черный бус, завезли в гаражи, обыскивали и допрашивали. Отпустили через несколько часов. Тогда я принял решение как можно скорее уехать из страны».

В сентябре Польша запустила программу Poland. Business Harbour. Узнав про это, Валентин стал собирать документы, и уже в начале октября они с женой пересекли границу.

«Сначала я не собирался искать работу в Варшаве, планировал продолжать удаленно сотрудничать с белорусской фирмой. Где-то 3-4 дня после карантина я ходил в кафе и работал оттуда. Но потом в Польше объявили локдаун, кафе закрылись. А из дома работать мне тяжело. Я разослал резюме в пять разных фирм, мне сразу же ответили из трех. В одной из них я прошел собеседование и уже на следующий день приступил к работе».

«Зарплата у меня здесь почти такая же, как была в Беларуси, но за счет налогов выходит чуть меньше. К тому же в Бресте у нас своя квартира, а здесь приходится снимать жилье – это еще минус 500 долларов».

Впечатления от работы в польской компании у Валентина очень позитивные. «Меня предупреждали, что к иммигрантам здесь предвзято относятся. Но в своей компании я первый иностранец, и отношение ко мне прекрасное. Мой польский чуть выше нулевого уровня. И когда у меня не получается выразиться по-польски, мы с легкостью переходим на английский».

На вопрос о возвращении Валентин ответил так: «Понятно, что вернуться сможем, только если сменится власть. Но еще зависит и от того, когда это произойдет. Мы с женой договорились, что если ближайшие год-два – то мы вернемся. Мы пока не спешим продавать нашу квартиру в Бресте. Но если через пять лет, то уже, наверно, нет. Нам сейчас по 30 лет, нам нужно заводить детей, покупать жилье. После этого снова куда-то переезжать будет трудно».

Тяжело морально и психологически

Екатерина, QA-специалист, жила в Минске, в Польшу переехала в октябре.

В августе прошлого года компания, в которой работала Екатерина, начала испытывать давление со стороны государственных инстанций, начались проверки. Руководство попросило сотрудников по возможности уехать на время из Минска. Большинство отправилось в Украину – там компания срочно открывала свой офис.

«Я до последнего не хотела уезжать. Но в конце сентября я немножко устала от текущей ситуации в Минске, захотела сменить обстановку и съездить в Киев на 2 недели. Пока я была в Киеве, мне домой пришла повестка по статье 23.34. После чего я решила, что мне пока не стоит возвращаться».

Поняв, что эмиграция будет долгой, Катя решила уехать из Киева в Варшаву, где, по ее ощущениям, жить комфортнее. Екатерина воспользовалась программой Poland. Business Harbour. «Это очень выгодная виза для IT-специалистов, получить ее было довольно просто, был нужен минимальный пакет документов. Большой плюс, что тебе дают эту визу на целый год пребывания в Польше, при этом еще 90 дней ты можешь находиться в Шенгенской зоне. То есть это даже лучше, чем годовой “Шенген”».

Катя продолжает работать на минский офис и получает зарплату на белорусскую карточку, в налоговом плане для нее ничего не изменилось. Но по истечении 183 дней пребывания в Польше она будет обязана стать налоговым резидентом. «За это время можно открыть ИП и заключить трудовой договор со своим текущим работодателем. Можно вступить в инкубатор и через него работать на Минск. Если пойти по этим двум схемам, то налоги станут чуть выше, чем были в Беларуси, но не супер-критично».

Пока Екатерина с планами на будущее не определилась. «К марту, возможно, будет понимание, что делать дальше: или оставаться в Польше, или двигаться куда-то дальше в Европу. Но возвращаться в Беларусь пока планов нет. Хочется жить полноценной жизнью, быть более эффективным, чем в тех условиях, где твоя свобода ограничена».

На вопрос, при каких условиях она бы вернулась на родину, Екатерина отвечает: «Сложный вопрос. Даже в случае смены власти в будущем, еще сколько лет придется экономике подниматься. Самим людям морально и психологически восстанавливаться – это сложная атмосфера, в которой нужно будет вариться… С другой стороны, было бы здорово, если придут глобальные перемены, приехать и в этом всем участвовать и помогать».

Есть ли смысл возвращаться?

Андрей, ИТ-фрилансер, дистанционно оказывал услуги компаниям в США. Уехал из Минска в Варшаву в начале января.

В августе Андрей был задержан в Борисове – там живут его родители. 10 августа он подвез в центр города девушку-наблюдателя за выборами и его схватили вместе с ней. Отсидел двое суток. Правоохранители на суде заявили, что Андрей принимал участие в пикете. Хотя никакого пикета в Борисове в тот день не было.

После случившегося Андрей начал задумываться о переезде. «Я увидел беззаконие со стороны власти. Это наложило отпечаток на мои планы. Когда стало понятно, что эта власть уходить не собирается и неизвестно, чем все закончится, я начал активно готовиться к переезду».

Так как Андрей еще ранее нашел и подтвердил свои польские корни, выбор пал на соседнюю страну. Но решение было не простым. «До августовских событий я не думал о переезде. Планировал поехать куда-то пожить на недолгое время для расширения кругозора. В Польше жизнь дороже. В Беларуси налоги ниже и стоимость жизни ниже – если бы там было еще и безопасно, можно было бы жить и ни о чем не беспокоиться.

Но после известных событий у меня появились сомнения, стоит ли в этой стране оставаться. Обещание властей, что налоги в стране останутся такие же, айтишников не будут прессовать, оказались ложью. Плюс меня напрягало, что деньги мне приходят из-за рубежа, а у нас пропаганда только и твердила, что о зарубежных деньгах. Возможно, это мои домыслы, но было непонятно, чем весь этот правовой нигилизм может обернуться».

Андрей нашел в Польше компанию, которая готова его трудоустроить, и через нее оформил себе трудовую визу. Его заработок превышает лимит, позволяющий платить уменьшенный налог, поэтому приходится выплачивать все 37% налога. Сейчас Андрей рассматривает вариант работы через инкубатор.

На основании польских корней Андрей рассчитывает получить ПМЖ и, в ускоренном режиме, гражданство, а в будущем – приобрести в собственность жилье. «В Польше взять кредит на жилье намного проще, чем в Беларуси, даже не имея гражданства. Процентные ставки по сравнению с нашими низкие».

На вопрос, при каких условиях он готов вернуться, Андрей ответил: «Должно быть восстановлено хотя бы подобие консенсуса в обществе, соблюдение прав и законов. Сейчас я боюсь даже приехать к родственникам в гости, потому что есть опасения, что меня сделают каким-нибудь «иностранным агентом» и арестуют. А в целом, если в Польше все сложится хорошо, то смысл мне возвращаться?».

5 2 голосов
Рейтинг статьи

Читайте нас В Яндекс.Дзен

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Все регионы

Как Веня бутылки сдавал

Снимок носит иллюстративный характер / Фото: vmotol.by
Фото Пинский погранотряд
Фото с сайта bfla.eu
Снимок носит иллюстративный характер
Ковчег с частицей мощей святого благоверного великого князя Александра Невского. Фото travel-russia.livejournal.com
Снимок носит иллюстративный характер / Фото из архива Медиа-Полесья
Фото: «С добротой по миру»

Новости компаний

В стране и мире

Полешуки

В фокусе - Полесье

Коронавирус

Для тебя

0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x