В фокусе - Полесье

Американка предвидела мелиорацию и вхождение Полесья в СССР

За пять лет до воссоединения белорусского и украинского народов американка Луиза Арнер Бойд предчувствовала, что вскоре Полесье  изменится безвозвратно. И не ошиблась.

Как известно, в сентябре 1939 года начался поход Красной Армии в Западную Беларусь и Украину, которые согласно Рижскому мирному договору 1921 года находились в составе Польши. Уже в ноябре занятые территории вошли в состав БССР и УССР, произошло так называемое воссоединение белорусского и украинского народов.

Интересный факт: ещё за пять лет до вышеупомянутых событий легендарная американская исследовательница Луиза Арнер Бойд словно предчувствовала присоединение Полесья к СССР, мелиорацию и понимала, что вскоре болотный край изменится безвозвратно.

Путешественница прибыла на Пинское Полесье в конце сентября 1934 года, после участия в работе Международного конгресса географов в Варшаве. Американку сопровождали географы Станислав Гожуховский и Ванда Ревеньская. По суше исследовательница передвигалась на собственном автомобиле «Паккард», за рулём которого был Перси Кэмерон. Преодолевать водную гладь, болотные топи помогала Пинская военная речная флотилия по личному указу контр-адмирала Ежи Свирского.  

Луиза Арнер Бойд открыла миру Полесье, сделав около 700 бесценных снимков, благодаря которым Соединённые Штаты Америки и Западная Европа увидели край бескрайних болот и рек во всей своей многогранности, самобытности и оригинальности. Помимо этого, «Полесский дневник» исследовательницы рассказал миру, как живут полешуки, какая тут культура, архитектура, история и каков здешний уклад.

Записки-рассуждения Луизы Арнер Бойд показывают, насколько глубоко гражданка США прониклась местной жизнью. Она не просто восхищалась краем, а задавалась рядом вопросов, среди которых особо выделяла необходимость улучшения жизни полешука.

«Для того, Чтобы Пинск (Полесье) начал развиваться, Польше надо сделать две вещи: установить хорошие отношения со своими соседями – Советским Союзом и начать активно развивать регион, реализовывать проект по мелиорации полесских болот. Я знаю два хороших европейских примера мелиорации: осушение голландского залива Зёйдерзе и знаменитых понтийских болот в Турции. Но осушение Полесья кажется очень тяжелой задачей для польского правительства. Скорее всего, пройдет немало лет, когда осушенные и пустынные пинские болота превратятся в плодородные поля и примитивность ряда вещей уйдёт в прошлое», – Луиза Арнер Бойд, из статьи «Пинские болота»,  напечатанной в географическом журнале США за 1936 год.

Дружбы Польши (Второй Речи Посполитой) с Советским Союзом не вышло, но зато Пинск-Полесье оказались в самом СССР. Конечно, путешественница наверняка и думать не могла о подобном изменении, но отчётливо понимала необходимость развития экономических отношений с Востоком, в особенности для Пинска. Завершая тему осени 1939 года, хочется отметить, что как для белорусской, так и украинской государственности, это стало положительным событием. Иначе трудно представить, как ещё могли воссоединиться этнические земли. Можно сколько угодно говорить о референдуме или полной полонизации, но история не имеет сослагательного наклонения. Одни историки считают, что Польша намеревалась ввести в паспортные данные народность «полешук», другие считают, что Польша набирала обороты по полонизации, чем объясняется разгром белорусского и украинского движений. Возможно, как всегда истина посередине, только это совершенно другая тема, которую позже обсудим с Медиа-Полесьем.

Бойд видела бедность Полесья, понимала тяготы местных жителей. Про бедность в Полесском воеводстве вспоминал уроженец Пинска, известный польский публицист Рышард Капустинский. Уровень экономического развития воеводства значительно уступал уровню развития остальных регионов довоенной Польши. В экономическом плане Полесье являлось наиболее отсталым регионом страны. Промышленность воеводства была несущественна, а сельское хозяйство развивалось очень слабо. Вместе с тем, по сравнению с предыдущими годами, жизнь полешуков улучшилась, но не достигала среднего уровня.

Поэтому американка, отмечая уникальность региона, задавалась вопросами, сколько понадобится лет, чтобы изменился край, прошла мелиорация, началось развитие инфраструктуры, изменилась тяжёлая жизнь полешука, улучшились условия его существования.

Перед тем, как изучить таблицу с расценкой на Пинской ярмарке 1934 года, предлагаю ознакомиться с зарплатами по состоянию на 1933-1934 годы. Итак, в армии в зависимости от звания зарплата колебалась от 130 до 3.000 злотых, рабочий за час получал от 50 грошей до 1 злотого, ремесленник, сельскохозяйственник за товар мог получить 1-2 злотых. А вот высшее руководство страны имело следующий доход: президент – 5.000 злотых, министр 2.000 – 2.600 злотых, сенатор – 1.900 злотых. Не менее интересно, сколько стоил «супер-товар»: автомобиль 5.300 – 6.000 злотых, конь 350 – 1.000 злотых, телефон 300 – 400 злотых, мебельный гарнитур 1.500 – 2.000 злотых.  

 

Мелиорация Полесья прошла в СССР. За необдуманность её осудили ряд экологов. Пострадала экосистема, здешняя природа, хранившая вековую первозданность, подверглась грубому вмешательству человека. Много утрачено. Говоря о мелиорации, Бойд имела в виду, что её надо провести для постройки коммуникаций, развития инфраструктуры, но никак не в ущерб природе. Мелиорация была необходима, как средство к улучшению условий жизни жителей, но не борьбы с болотами. Тем не менее, американка предчувствовала мелиорацию.

В 1934 году легендарная путешественница Луиза Арнер Бойд  думала о будущем Полесья. Прошло 80 лет и мы видим, насколько её рассуждения были близки к реальности. Край рек и болот кардинально изменился. Сейчас совершенно иное Полесье. Именно поэтому экспедиционные материалы, снимки Л. А. Бойд являются ценным артефактом, которые погружают нас в историю, знакомят со славным прошлым нашей земли. От нас самих зависит, как мы поступим со своим наследием.      







-