3 декабря 2020, четверг20:22

Политика

Чего добивается Россия в конфликте в Сирии?

21 сентября 2015, 6:40

Положение в Сирии и борьба с экстремистской группировкой "Исламское государство" стали предметом телефонного разговора между министрами обороны США и России в пятницу.

Эштон Картер и Сергей Шойгу обсудили как те сферы, где их взгляды совпадают, так и те, в которых между ними существуют расхождения, заявил представитель Пентагона.

По словам представителя МО РФ, речь шла о необходимости координировать двусторонние и многосторонние усилия в борьбе с международным терроризмом.

Это первый контакт между министрами обороны РФ и США после аннексии Крыма Россией в марте 2014 года.

США обеспокоены поддержкой, которую Россия оказывает президенту Сирии Башару Асаду. Предполагаемое наращивание российского военного присутствия в Сирии проходит одновременно с кампанией против ИГ, которую проводят ВВС международной коалиции во главе с США.

Ожидается, что российские предложения по Сирии сформулирует на предстоящей сессии Генеральной ассамблеи ООН президент Владимир Путин.

Би-би-си спросила российских экспертов, чего добивается Россию в Сирии и каковы перспективы создания коалиции против «Исламского государства» с участием РФ.

Елена Супонина, востоковед

Россия добивается в Сирии политического урегулирования. Без договоренности между всеми международными посредниками и главными региональными игроками конфликт в Сирии не разрешить. Однако это намерение вполне может сочетаться с другими намерениями. Например, США и их союзники также заявляют о приверженности политическому урегулированию, что не мешает им в течение более полутора лет бомбить территорию Сирии, нанося удары по позициям «Исламского государства». Собственно, сами американцы многократно приглашали Россию принять участие в борьбе с терроризмом на территории Сирии. А теперь, когда Россия начала немного играть мускулами, почему-то все вдруг заволновались.

Российский военный корабльImage copyrightGetty
Image captionРоссия намерена играть более активную роль в Восточном Средиземноморье

В данном случае Россия всё ещё надеется изменить позицию США, и я не исключаю, что эта попытка в очередной раз будет предпринята во время поездки президента Путина в Нью-Йорк на Генассамблею, если, конечно, развитие событий в Сирии позволит дождаться этих сроков.

Россия всегда критиковала США и их союзников за то, что борьбу с терроризмом на территории Сирии они ведут без санкции Совета Безопасности ООН и без разрешения правительства Сирии. Конечно, Россия в такой коалиции участвовать не будет. Но нельзя исключать более активного вовлечения России в борьбу с терроризмом в Сирии, если будет санкция Совета Безопасности ООН или на то поступит официальная просьба сирийского правительства. Сегодня пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сказал, что если такая просьба поступит, то Россия будет её рассматривать. Все возможные сценарии ещё рассматриваются, но исключать ничего нельзя».

Виктор Мураховский, эксперт Центра военно-политических исследований

Не думаю, что Россия может в одиночку или даже с помощью сирийской армии разгромить ИГИЛ. Всё-таки это задача для более широкой коалиции — ввиду просто масштаба деятельности ИГИЛа. Оно же действует не только на территории Сирии, но и Ирака, Ливии, других стран региона. Я на сто процентов убеждён, что эта задача может быть решена только совместными усилиями и под эгидой ООН.

Боевики у памятника Хафезу АсадуImage copyrightGetty
Image captionИзуродованный памятник Хафезу Асаду как символ ненависти к представителям этой семьи

Основной силой, которая реально воюет с ИГИЛом, является сирийская армия. Поэтому думаю, что Россия продолжит политику поддержки сирийского правительства, сирийской армии, для этого она, действительно, в последнее время увеличила поставки, но прежде всего не вооружения, а боеприпасов. За четыре с лишним года гражданской войны в Сирии запасы боеприпасов, накопленные сирийским правительством, истощаются, и по многим позициям ощущается острый дефицит. Именно этим объясняется и увеличение частоты рейсов российской военно-транспортной авиации и кораблей в Сирию. Для того чтобы иметь возможность доставлять такие грузы в достаточно безопасный регион, Россия проводит модернизацию и некоторое расширение аэродрома в Латакии.

Если не удастся в рамках Совета Безопасности ООН договориться о создании коалиции с равноправным участием всех сторон, я думаю, Россия продолжит поддерживать Башара Асада, а также, возможно, усилит военно-техническое сотрудничество с Ираном. Тоже не секрет, что ещё одной реальной силой, которая воюет с ИГИЛ, является формирование Стражей исламской революции Ирана, которые действуют на территории Сирии и Ирака.

России нет никакого смысла принимать прямое военное участие в тех операциях, за которые отвечает конкретное правительство конкретной страны. И нет никакого смысла даже косвенно участвовать в действиях коалиции, которую возглавляют Соединённые Штаты. В таких вопросах мы можем взаимодействовать только на равноправных условиях. Перед Россией не стоит задача самостоятельно разгромить ИГИЛ, у нас есть более актуальные проблемы вблизи наших границ и более актуальные задачи для наших вооружённых сил.

По сравнению с Афганистаном ситуация немного другая. Сирийскую армию нельзя сравнивать с армией Афганистана времён Наджибуллы. Всё-таки боеспособность у неё гораздо выше, потому что речь идёт не о каком-то там политическом контроле, а о банальном выживании алавитского меньшинства или курдов.

Павел Фельгенгауэр, военный эксперт

Если бы хотели что-то там всерьез делать, то держали бы все в секрете, как это происходило в Донбассе или ранее в Крыму – все бы отрицали. Ничего серьезного в Сирии, скорее всего, не предвидится. Это не столько провокация, сколько стратегическая диверсия. Цель очевидна: создать большую коалицию, перевести Асада в разряд «хорошего», урегулировать конфликт с Западом по Украине и другим вопросам.

Ассирийские ополченцы в СирииImage copyrightGetty
Image captionАссирийские ополченцы воюют на стороне правительства Сирии

Идею большой коалиции против ИГИЛ Путин продвигает с июня. Надо было подтолкнуть Запад угрозой того, что Россия начнет действовать в Сирии в одиночку и развернет там какую-то группировку (войск). Ничего мы там не развернем, потому что таких реальных возможностей нет и смысла нет.

Отправляют в Сирию пару танков, несколько самолетов, неполную роту солдат, а шуму столько, будто там дивизия высадилась. Но дивизии там не будет, потому что ее снабжать невозможно. В отличие от Донбасса или Крыма, где проблем с логистикой нет. Вези боеприпасы вагонами через границу и все дела.

Конечно, там могут быть и наши наемники, контрактники. Когда год назад туда вошли части «Хезболлы», несколько тысяч хорошо подготовленных и вооруженных бойцов, все считали, что режим Асада сможет переломить ход боевых действий. Если у «Хезболлы» ничего не вышло, несколько российских контрактников тем более ничего изменить на поле боя не смогут. Туда надо вводить тысяч 20-30, а лучше 100, как в Афганистан в свое время. Но этого не произойдет.

Если американцы согласятся на наше предложение о коалиции, мы этим сильно испортим им отношения с суннитами, с большей частью исламского мира, которые не приемлют никаких соглашений с Асадом. В результате можно будет договориться с американцами о разделе сфер влияния, в том числе и на Украине.

Можно бомбить ИГИЛ в Сирии с использованием Су-25, как это делается в Ираке, куда были переброшены эти самолеты из российских резервов. Считается, что управляют ими иракцы, но я подозреваю, что это российские контрактники. При использовании одной только авиации потери будут невелики. А посылать туда солдат, чтобы они сотнями гибли, как гибнут сотнями бойцы «Хезболлы», никто не будет.

0 0 голос
Рейтинг статьи

Читайте нас В Яндекс.Дзен

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Все регионы

BELSKI - авторские изделия из кожи

Снимок носит иллюстративный характер / Фото из архива Медиа-Полесья
Фото иллюстративное
Фото: Александра Дьяченко
Автобусная остановка Лесничество / Фото из группы «Микашевичи – наш родной город»

Новости компаний

В стране и мире

Полешуки

В фокусе - Полесье

Артём Бельский: «В своём деле лёгкости нет никакой …»

О белорусской и итальянской коже, шве, которым можно тягать танки, и пожизненной гарантии на изделия ремесленник Артём Бельский рассказал корреспонденту «МП».

Коронавирус

Для тебя

0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x