Реклама Google

«Если в семье царят любовь и понимание, ребенок никогда не станет наркоманом»

Эта статья о том, отчего дети становятся наркоманами.

Фото nevsedoma.com.ua

И о том, почему взамен на использованные шприцы наркопотребителям выдают новые и к чему привело ужесточение антинаркотического законодательства.

Об особенносьях своей работы Медиа-Полесью рассказал председатель правления БОО «Позитивное движение» в Пинске Александр Павельчук.

В один из дней мы встретились в Лунинце. Сюда Александр приезжает раз в неделю. Чтобы забрать у наркопотребителей использованные шприцы и выдать им новые. А также презервативы, спиртовые салфетки, дезинфицирующие хлорные таблетки и информационные буклеты. Ещё он предлагает анонимно сделать экспресс-тест на наличие ВИЧ по слюне.

Такой мобильный пункт работает не только в Лунинце и Микашевичах. В зависимости от графика работа ведётся и в других городах области.

О нашей беседе договорились заранее, чтобы не получилось пересечься с теми, кто будет обращаться в «Позитивное движение». Всё честно и анонимно.

Если не можешь отказаться от внутривенного употребления наркотиков, тогда делай это безопасно для себя и окружающих

Александр Павельчук рассказывает, что их организация работает по программе «Снижения вреда»:

- Мы снижаем вред от употребления наркотика. Снижать этот вред можно разными способами. Самый лучший способ – это вылечить всех наркоманов. Тогда снизится вред, наркоманы пойдут на работу, и всё будет шикарно. Но такого нет ни в одной стране мира. Поэтому программа снижения вреда идёт ступенькой дальше: если не можешь отказаться от употребления наркотиков, откажись от внутривенного употребления. Сейчас по линии государства существуют программы заместительной метадоновой терапии. Наркопотребителям, которые не хотят отказываться от потребления наркотика, предлагают метадон. Этим людям не надо колоться, выпил препарат и всё.

Следующий элемент программы – если не можешь отказаться от внутривенного употребления наркотиков, тогда делай это безопасно для себя и окружающих.

- Эта программа действует по всей Беларуси, - говорит Александр. - Наркопотребителям анонимно выдаются шприцы, презервативы, спиртовые салфетки, дезинфицирующие хлорные таблетки. Для чего? Программа рассчитана не только на наших клиентов, но и на всех жителей городов.

Если тебя «берут» с двумя-тремя шприцами, тебе светит срок. А если промыл, ты несёшь пластмассу

- Мы не просто выдаём шприцы, мы их обмениваем. Сколько сдали шприцев, столько же получили новых. Значит, в детскую песочницу грязный шприц не попадёт. К тому же, мы говорим о том, что обязательно следует промыть шприц сразу после употребления и продезинфицировать, для чего выдаём хлорные таблетки. Для чего это делается? Чтобы второй раз шприц не использовался. Если наркоман передаёт кому-то свой шприц, а сам имеет кучу заболеваний, эти заболевания перейдут другому. Я давно поставил такую задачу, чтобы после употребления шприцы промывали и сдавали в разобранном виде. К тому же, когда у тебя обнаруживают два-три грязных шприца (там есть кровь, там есть наркотик), тебе светит срок. А если промыл, ты несёшь просто пластмассу. Этим людям выдаются и презервативы. Для того, чтобы секс был безопасным, чтобы не заразить кого-то половыми инфекциями и ВИЧ.

Кроме этого, ведётся работа по информационному обеспечению этих людей.

- В каждом городе у нас есть человек среди наркопотребителей, который работает у нас. Для чего нам нужны такие работники? Люди чаще всего просто боятся подходить к автомобилю. А так мы пересекаемся с ним раз в неделю. Он даёт отчёты, собранные расходные материалы, берёт новые и опять уходит работать. Но, естественно, приводит к нам своих клиентов. Это одно из условий, чтобы мы видели, что работа ведётся, что эти шприцы он не просто «пошёл-вылущил-принёс и нам бросил»…

Зачем милиции следить за вами, если вызовут друга и он всё расскажет

- Милиция о нас знает. Но даже если бы не знала, в милиции есть свои люди среди наркопотребителей, которые активно обо всём докладывают. Не успеем мы проработать и короткий промежуток времени, они тут же доложат о нас милиции. К тому же, если милиция не будет знать, то будет думать, что мы здесь занимаемся чем-то нелегальным. Мы объясняем, что это проект, который реализуется Минздравом за средства Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. Мне говорят, что здесь есть видеонаблюдение, и за ними могут следить. На это я всегда отвечаю: милиции незачем следить за вами, если милиция вызовет вашего лучшего друга, он расскажет о вас всё. У наркоманов есть железный кодекс чести: сдай своего ближнего, чтобы не попасть в тюрьму. Поэтому следить за ними нет никакого смысла. Даже если захотят узнать, что ты кушал на завтрак, просто пригласят твоего лучшего друга, и он всё расскажет. Это оперативная работа, так намного проще.

За талончик о флюорографии - чай и сахар

Александр Павельчук рассказывает, что также люди могут подойти и анонимно обследоваться на ВИЧ:

- Человеку не надо идти в поликлинику, светиться и говорить, что он наркоман и хочет провериться. Можно по слюне обмледоваться и буквально через 30 минут знать результат.

Кроме того, у нас предусмотрен вариант стимулирования прохождения флюорографического обследования. Наркопотребители не очень хотят проходить флюорографию. Их никто не заставляет, но мы стимулируем это. Принесёт человек талончик о прохождении флюорографии, выдадим ему  пачку чая и пачку сахара. Может быть, у каждого и есть деньги на это, но любому человеку приятно, когда ему что-то дают бесплатно.

В кармане может не оказаться шприца…

Спрашиваем, сколько человек обращается в мобильный пункт в Лунинце.

- В день по Лунинцу за новыми шприцами обращается три-четыре человека. Это не одни и те же люди. В Микашевичах всё намного более серьёзно… Здесь раз на раз не приходится, - разъясняет собеседник. – Всё зависит от потребления. В сезон созревания мака потреблений гораздо больше. Хотя сейчас по Брестской области я бы не сказал, что есть систематическое употребление наркотиков. Сейчас больше эпизодического употребления: раз в неделю, раз в две недели. На «системе» сейчас наркоманов практически нет даже в Пинске. Во-первых, это дорого, во-вторых, очень милиция зажала. Милиция сейчас работает по наркотикам так, как не работала никогда. Иногда мне говорят, что прикрыли все каналы. Отвечаю, молодцы. Но вот для моей работы ужесточение отношения к наркопотребителям – это, скорее, в минус, чем в плюс. Почему в минус? Да, милиция прикрыла поставку. Но, грубо говоря, эти люди всё равно не становятся нормальными людьми. Если не колются, начинают пить.  Потом появляются наркотики, и всё равно уколются. Если раньше они употребляли наркотики систематически, они знали дорогу к нам, так как материально не выгодно было покупать шприцы. А сейчас зачем ему приходить к нам? Взял 10 шприцев, и хватит на полгода. Но они не получают информацию и расходный материал. И велика вероятность того, что эпизодически употребляющий, когда к нему попадёт наркотик, не сможет найти шприц, у него в кармане попросту может не оказаться шприца.

Люди боятся говорить, что они наркоманы

- Кто такой наркоман? Это человек, который колется каждый день. Так они считают, такая у них психология. Если он колется раз в два-три дня, он считает, что он балуется, а если он колется раз в неделю-две – в его понимании это значит, что он вообще не употребляет наркотики. Любой наркоман, который начал потреблять наркотик, не считает себя наркоманом до тех пор, пока не сел на систему, то есть не начал колоться каждый день. И только когда он колется каждый день, он начинает осознавать свои проблемы.

Спрашиваю, много ли сейчас таких «системников», которые признают себя наркозависимыми.

- Раньше, до ужесточения законодательства, было много людей, которые признавались, что они наркозависимы. Я считаю, что это хорошо. Потому что если человек понимает свою проблему, он ищет выход. Сейчас люди стали боятся говорить, что они наркоманы. За сбыт дают огромные сроки. А что такое для наркомана сбыт? Дал шприц кому-то – уже сбыл наркотик. И всё. Сел на 10 лет. Зачем ему говорить, что он наркоман?! Он будет это скрывать. От всех. Но это не означает, что он изменился, это не означает, что он не будет употреблять, это не означает, что он станет законопослушным гражданином, это не означает, что он устоится на работу.

Что касается возраста клиентов, Александр говорит, что это люди постарше:

- Молодёжь боится раскрыться. Молодёжь уходит в подвалы, на чердаки, в леса, на речки. Они боятся. 20 лет назад мы пытались достать их оттуда, но сейчас загоняем обратно. Раньше строили пункты доверия, чтобы к нам приходили люди. Законодательство их так не глушило. А сейчас просто за то, что у него доза, он сядет на 8-9 лет.  Зачем ему светиться? Ему проще от всех спрятаться, употребить. Такой борьбой с наркоманией мы загоняем её в подполье.

Если в семье царит любовь и взаимопонимание, ребёнок никогда не станет наркоманом

- Для того, чтобы провести какую-то реабилитацию, ресоциализацию любого наркопотребителя, нужно вложить огромную сумму денег. Но гораздо легче вложить гораздо меньше денег и проводить профилактическую работу. Профилактическая работа – это  не лекции в школах, которые никто не слышит. Профилактическая работа – это работа в первую очередь по ужесточению законодательства. Но не того, как наказать наркомана. А того, как наказать родителей того, кто начал употреблять. Я 30 лет работаю с наркоманией. Моё твёрдое, жёсткое мнение: профилактика – это семья. Если папа с мамой в нормальных отношениях, если в семье царит любовь и взаимопонимание, ребёнок никогда не станет наркоманом. Никогда! Потому что он воспитывается в хороших условиях.  Со своей практики скажу: бывают дети-наркоманы у педагогов, у врачей, у руководителей. Но это не означает, что у них в семье всё было хорошо. Детей нужно воспитывать, и не словами, а делами. Если у папы любовница, и они с мамой делают вид, что всё хорошо, это не значит, что всё и правда хорошо, ведь ребёнок это чувствует. Если идёт пара, держится за руки, а впереди ребенок бежит, подпрыгивает, и папа с мамой в другой руке «по баллону» пива несут, пускай как угодно потом ни объясняют этому ребёнку, что пиво – это алкоголь, это плохо, не поможет, если он видел обратное. Любой наркоман начинается с мелкого. Любой наркоман начинается с первой сигареты, любой наркоман начинается с первого стакана пива, с первого глотка шампанского на Новый год. Наркоманами не рождаются, наркоманами становятся.

Сейчас детям дали очень много прав

Александр говорит, что профилактика наркомании складывается из трёх составных частей:

- Первичная профилактика – это профилактика с человеком, который никогда в жизни ничего такого ещё не пробовал. Это детсадовец. Здесь надо работать с родителями и говорить, чтобы они своим личным примером показывали, как надо жить. Чтоб не было вранья в семье, чтобы были любовь и взаимопонимание. Дальше идёт вторичная профилактика. Это когда человек один раз уже попробовал. Это школа. Человек покурил, сделал 2-3 затяжки. И пусть все вокруг говорят, что это плохо, но я попробовал, я почувствовал, что это хорошо.

Вторичная профилактика даёт понять, как заглушить такой своеобразный щелчок в головном мозге, как объяснить ребёнку, что он в этом вопросе не прав, что он ребёнок, и отвечают за него родители. Мне когда-то в школе говорили, какие у тебя права, у тебя одни обязанности. Вырастешь, начнёшь приносить пользу обществу, вот тогда у тебя появятся права. Сейчас детям дали очень много прав: они могут жаловаться на родителей, на учителей. Учителям сейчас лучше не заметить чего-то, иначе придёт мама и устроит такой разнос… Мама сама не воспитывает и другим мешает. Но она считает, что её сын вырастет хорошим «на лес глядя».

Следующий пункт в профилактике – это моя сложившаяся за 30 лет мысль – я бы отключил интернет всем. Может, только военным бы оставил, может, им действительно надо. Как можно не стать наркоманом, будучи зарегистрированным в соцсетях?! Там же всё! Кто сейчас воспитывает детей? Только интернет. Сейчас кроха-сын к отцу не приходит, не спрашивает, кроха-сын взял и загуглил. А гугл выдал 18 ответов, и ни одного правильного. Детей надо воспитывать. Что бы сделали с родителями при той же советской власти, если бы ребёнок выпил? Сейчас чаще родители о таком знают, но ничего не предпринимают. Весь вопрос в ответственности родителей. Родитель должен отвечать за своего ребёнка. Если ребёнок выпил или употребил и попал в милицию, я бы на первый раз давал штраф – тысяч 10. А на второй раз – такой штраф, чтобы пришлось квартиру продавать. Как ещё можно наказать так, чтобы понять?! А то заплатит мама небольшой штраф, и скажет шутя: я тебе на пирожки меньше давать буду.

Наркотик умеет ждать

- Наркоманов пытаются лечить, но это малоэффективно. Потому что ломка – это ничто. Психическая зависимость – это всё. Две-три недели, и ломка пройдёт. А вот в голове наркотик остаётся на всю жизнь. И наркоман никогда не откажется, если ему предложат. Как бы долго он ни держался. Я знаю людей, которые по 10-15 лет не кололись, а потом снова возвращались к наркотикам. Наркоманов бывших не бывает. Наркотик умеет ждать. И он будет ждать сколько угодно. Человек 10 лет сидел в тюрьме, только вышел, но уже звонит и говорит: «приготовьте, я еду». Мозг подаёт команду…  Психическая зависимость остаётся с человеком до конца его дней. Справиться с этим невозможно. Один человек из Пинска употреблял наркотики 7 лет, потом бросил, 10 лет держался, открыл свой бизнес в Москве, всё наладилось. Потом ему жена изменила. Он пошёл в ресторан, выпил коньяка, через три дня очнулся - героин, шприцы… Стресс, и всё. Человек, чаще всего, не волен над собой.

Диабетик колет инсулин, чтобы жить, и наркоман точно так, чтобы жить, колет наркотик

- Когда у меня спрашивают, почему наркоманы колются, что они в этом находят, я говорю так: вот вы, нормальный человек, если вас заставить каждый день ходить пьяным, понравится вам? Нет. Точно так ему не нравится трезвость. Мир переворачивается с ног на голову. Ему плохо быть трезвым. Ему всё равно, чем «замутить» мозг, наркотиком, алкоголем, ещё чем-то. Такой человек боится трезвости. Что алкоголь, что наркотик – разрушают мозг. Человек просто не понимает, что он творит. Тот же алкоголик даст сотню клятв, что больше никогда не возьмёт в рот спиртное, так и наркоман поклянётся на Библии, что удавится, если ещё раз уколется. И уколется. Потому что разрушен головной мозг. Мы же не будем спрашивать у психически нездорового человека, почему он такой, мы ведь понимаем, что он болен. С наркоманом точно также. Или возьмём сахарный диабет. Диабетик колет себе инсулин, чтобы жить, и наркоман точно также, чтобы жить, колет себе наркотик. Единственный шанс не попасть под зависимость – не начинать. Если начал, всё… Наркомания – это навсегда.

Афиша