Лунинец

Геннадий Конопацкий: «Чтобы авторитет иметь, нужно быть безупречным»

Этот человек начал своё дело с нуля. Сейчас имеет 42 фуры и порядка 100 сотрудников. За 20 лет его предприятие вышло на лидирующие позиции в частном бизнесе Лунинецкого района. О себе, коллективе и жизненных приоритетах Геннадий Конопацкий откровенно рассказал «Медиа-Полесью». 

Геннадий Георгиевич Конопацкий – основатель и руководитель УП «Еврорейс»

Где родился, там и пригодился

- Геннадий Георгиевич, расскажите о корнях, о том, как проходило Ваше становление.

- Моя малая Родина – станция Дятловичи. Здесь вырос и, по сути, состоялся. Этим и горжусь. Одним словом, где родился, там и пригодился. Почему-то и в школьные, и в студенческие годы была уверенность, что не понадобится уезжать за тридевять земель, чтобы самореализоваться. Родился 7 сентября 1965 года. Мама (покойная, к сожалению) работала в колхозе имени Калина учётчиком, отец занимал инженерную должность в «Леспромхозе». Сестра старше меня на 12 лет, брат – на 10, а я, как говорится, в семье «поскрёбыш».

Базовая школа дала мне прочную основу знаний. Когда перешёл в 9-10 класс в Бостынскую среднюю школу, было легко. Всегда много читал. И если говорить про фонарик и книжку под одеялом – это про меня.

- Позвольте отступление… Говорят, что те, кто читает книги, всегда будут управлять теми, кто смотрит телевизор…

- Не смотрю телевизор. У меня и в кабинете телевизора нет. Дома редко включаем. И то, я бы сказал, ради фона. Да и интернет не заменит книгу. Сейчас детям не хватает увлечения литературой.

- Продолжим. Какой путь выбрали после школы?

- Мой двоюродный брат, офицер, служил в авиации в Москве. Повлиял на меня, и я решил поступать в военное училище. Летать у меня желания не было. То, что моё – это техника, тогда ещё понял. Выбрал Рижское авиационно-инженерное училище, в СССР – одно из престижнейших. Сдал экзамены, выдержал конкурс. Но вовремя ощутил, что мне, свободолюбивому деревенскому парню, здесь непривычно. И решил порвать с «заточением», покинул училище до присяги.

Взяли меня в «Леспромхоз» слесарем, книжку трудовую именно здесь получил. Поскольку приём документов в гражданские вузы проходил позднее, чем в военные, подал документы в Белорусский технологический институт имени Кирова. И поступил. Стипендию получал повышенную. После первого курса, в 1983 году, ещё успел поработать в пионерлагере, благо физическая подготовка была отличной. А осенью получил повестку, несмотря на то, что у нас была военная кафедра.

- Служба в армии для одних – школа жизни, для других – бездарно потраченное время. Каким образом служба повлияла на Вас?

- Ушёл служить на два года, как положено. И хотя была возможность остаться поближе, посчитал: куда мать-Родина пошлёт, туда и пойду. Это не пафос. Закалка сказалась комсомольская… Родина послала далеко - в Забайкалье. Шесть месяцев учебки в Читинской области и полтора года в разведроте в Монголии, 132-й разведывательный батальон. Вот там я состоялся и как мужчина, и как, наверное, руководитель. Это серьёзнейшая школа жизни. Прошли всё: и дедовщину, в том числе… Был случай, когда мне прострелили фуражку. Неспокойно было в то время на границе с Китаем… Я безумно признателен армии, она закалила меня. В военном билете у меня запись - зам.командира взвода разведки, старший сержант.

Сейчас – подполковник запаса

- А дальше? Хотелось ли возвращаться в вуз?

- Уже к концу срока службы старались подтягивать знания, чтобы, как говорится, мозг не закостенел. С удовольствием вернулся в вуз. Это был 1985 год. К нам, тем, кто отслужил, признаться, относились лояльнее, с уважением. Ряды наши поредели, некоторые парни не вернулись из Афгана… Учился с увлечением, как губка, впитывал всё положительное. В свободное время подрабатывал, чтобы чувствовать себя финансово независимым.

- А когда заработали первые свои деньги?

- Наверное, лет в 10. Вынесешь ведёрко яблок к поезду, смотришь – рубль есть… Сам себе на велосипед заработал. Ну, а первая серьёзная сумма была, когда отправился с ребятами на каникулах в Заполярье в Мурманскую область на лесосплав. Тогда я привёз больше 600 рублей – это уже серьёзные деньги.

На лесосплаве. Геннадий – в центре

- И на что потратили?

- Ммм… Скорее, продолжил увеличивать капитал… Так случилось, что произошла встреча, которая изменила мою жизнь… С Валентиной учились на одном курсе, на одном потоке, жили в одном общежитии. А познакомились в поезде, оба возвращались домой (я в Лунинецкий, она в Пинский район). На каникулах мы отправились на сельхозработы в Витебскую область (Валентина не должна была в них участвовать, но поехала ради меня) и заработали аж по 300 рублей. У нас и сейчас хранятся две грамоты, которыми нас тогда отметили…

- То есть, встреча в поезде стала роковой. Когда официально оформили отношения? Каким было распределение?

- Спустя год, в 1987 году, сыграли свадьбу. Комнату нам дали. Вуз заканчивали семьёй. Распределили нас в Лунинец, всё в тот же «Леспромхоз», на Лющенский лесопункт. Так началась наша трудовая деятельность. Три года я отработал механиком ремонтно-механических мастерских… Грустно, конечно, видеть, что сейчас разваливается такое успешное производство.

Здесь вспоминается момент: после вуза приехал в 1989 году и прошу директора Гуцева: можно мне выйти на работу раньше? Тот недоумевает. Показываю ему билеты в Марокко и говорю, что нужно будет улететь. Но он сказал: выходите, как положено, отпущу и так.

- Эта была первая зарубежная поездка? Почему Марокко?

- Нет. Бывал до этого в Польше и Чехии… А в Марокко пригласил бывший однокурсник в знак благодарности за то, что я однажды защитил его. Впечатления от поездки, да ещё по тем временам, остались незабываемые.

- Вы и сейчас можете позволить себе поездку в любую точку мира.  Куда любите возвращаться?

- В Арабские Эмираты. Там комфортно и порядок. Если надо «батарейки перезарядить», выбираем эту страну. К тому же супруга не любит долгих перелётов.

«Не люблю обёртку яркую, а внутри что-то невкусное»

- И всё же: когда Вы решили, что пора уходить в частный бизнес? Как создавался стартовый капитал?

- Отработав три года, оставил Лющенский лесоучасток, устроился в молодёжно-культурный центр «Купалье», имевший коммерческое направление. А затем ушёл в челночный бизнес… Ездили в Польшу вместе с супругой, как им многие вто время. Не спали сутками, мотались туда-сюда. И знаете? Не стыжусь этого.

- Так начался стартовый капиталл?

- Отчасти. Потом занялся оптовыми поставками яблок. Схема была простая и законная. Ввозились яблоки в Беларусь, а дальше переправлялись в Россию. Бизнес получился прибыльный. Я понимал: это вспышка, упустишь – опоздаешь. И когда слышу упрёки, мол, деньги легко пришли, отвечаю: а не каждый мог по 9 суток не спать, превозмогать нечеловеческую усталость. Как у вас на «Медиа-Полесье» в комментариях Алексей Коцуба сказал: «Пока вы нежились в постели, кто-то зарабатывал, никто никому ничего не запрещал». Это, могу сказать, адский труд.

В итоге за полгода скопил на фуру. Иномарку приобрести не получилось, поэтому купил новенький МАЗ с выставки. Но и его уже для перевозок не хватало, поэтому нанимал чужие машины дополнительно. А первый рейс моей фуры – это были мандарины из Таганрога в Брест.

На старте собственного бизнеса

- Так как же доросли до «Еврорейса»?

- Когда у меня было уже 5 своих машин, сказал себе: стоп, пора остановиться. 24 октября 1997 года зарегистрировал УП «Еврорейс», взял на работу людей и вышел на новый виток деятельности.

- Почему «Еврорейс?» Название предприятия - чья идея?

- Долго думали над названием. Объявил конкурс среди родственников, знакомых. Разные обсуждались варианты. Племянница с подружкой предложили – «Еврорейс». Понравилось. И прижилось. К слову, название запатентовали и зарегистрировали товарный знак. Вхожу в Ассоциацию международных автомобильных перевозчиков Беларуси.

- Вы владеете огромными площадями в центре города. Гаражи, мастерские, офис… А что было первоначально?

- В 2003 году выкупил административный корпус Автопарка №10. Можно сказать, стены только. Здание долгое время стояло заброшенное, неприглядное.

Таким было приобретённое здание

С тех пор всё кардинально изменилось. Для меня важно, чтобы люди работали в комфортных условиях. У нас есть всё: отличные мастерские, душевые, бытовые комнаты с необходимым оборудованием. В первую очередь, стараюсь сделать лучше внутри. Не люблю обёртку яркую, а внутри что-то невкусное. Поэтому иду от обратного.

- Недавно Вы отпраздновали 20-летие предприятия. По каким критериям подбираете людей?

- У нас порядка ста работников, 70 из них – водители. Костяк – это преданные, хорошо обученные люди. Есть водители, которые непрерывно работают 15-17 лет. В лидерах – Сергей Черноокий, Юрий Давидюк. Порядка 20 человек имеют стаж под 10 лет, порядка 40 человек – стаж 5 лет.

Когда люди приходят устраиваться, исходя из опыта, кого-то видно сразу, получится у него или нет. Но в силу кадрового дефицита иногда приходится давать шанс пробовать. И удивительно: некоторые справляются, растут и остаются. Бывает, быстро уходят, понимая, что дороже семья, что лучше, имея небольшую зарплату, каждый день возвращаться домой к жене и детям. Месяцами отсутствовать не каждому под силу.

- Нынче дальнобойщик – одна из востребованных профессий. Каков риск переманивания кадров?

- Этот риск сохраняется. Водители с опытом востребованы, их сманивают в Литву, Польшу… Причём, наших забирают с удовольствием… Молодёжь приходит-уходит, пробует, ищет, где лучше. Но скажу вам: те, кто старше и мудрее, ценят надёжность, которую получают здесь, у себя дома.

- Какая зарплата у Ваших водителей?

- Не зарплата, а, скажем так, деньги, которые они получают. Усреднённая выплата с командировочными – до 50 долларов в сутки. За месяц выходит в районе тысячи евро. Но это если человек работает. Числится и работает – разные вещи.

 - Как ни прискорбно, случается, что водители не возвращаются домой... Знаю, что есть в биографии предприятия печальные случаи, когда водители умирали прямо в рейсе. В чём причины таких трагедий?

- Это боль. Помним и чтим память каждого. Один водитель погиб в нелепом ДТП в Польше. Можно сказать – его убили: говорил по радиостанции, бодрый, отдохнувший, а тут наскакивает на него фура в лобовое…  У одного сердечный приступ случился, когда отдыхал дома. Трое умерли в рейсах: на границе с Польшей, в Новосибирске и Москве, все из-за проблем с сердцем. Утраты невосполнимые. Чем могу, помогаю семьям…

- В этой связи: какие требования к здоровью водителей?

- Перед каждой отправкой, в любое  время суток, водители проходят предрейсовый контроль в приёмном покое центральной райбольницы, где медики оценивают состояние их здоровья.

Награды водителям по случаю 20-летия предприятия

Приветственный адрес коллективу вручил председатель райисполкома Александр Пачко

«Деньги – это материал для работы»

- Если бы не транспортный бизнес, что бы другое выбрали?

- Сложный вопрос, провакационный. Знаете, уже поздно о чём-то другом думать. То, что технарь – это точно моё. Даже в военное училище шёл не пилотом, а бортинженером. Да и три года отработал механиком… Здесь делаю то же самое. Только это своё. Другого не надо.

- Какие Ваши принципы? Чего не прощаете?

- В первую очередь – порядочность, взаимовыручка, очень важно - держать слово. Работать с водителями-международниками – далеко не просто. Чтобы авторитет иметь, нужно быть безупречным. Мне не стыдно в перевозках за свою фамилию, а водителям не стыдно, у кого они работают.

- Во что готовы инвестировать?

- Идея есть. Очень скоро станет известно об одном проекте. Интересно должно получиться… Это немножко в сторону, честно говоря, от транспорта. Не буду раскрывать секретов. Я суеверный.

-  Как удовлетворяете свои амбиции?

- Моё мнение - мужчина должен созидать, что-то после себя оставить. Техника соржавеет, а какие-то базы, здания, сооружения – останутся. Спустя века люди помнят, чьи это были здания.

- Философ Франсуа де Ларошфуко сказал: «Как реки впадают в море, так добрые поступки впадают в свой интерес». Вы делаете много добрых дел. Просто потому, что к Вам обращаются или по другой причине?

- Во-первых, соблюдаю библейскую заповедь: да не оскудеет  рука дающего. Во-вторых, с уважением отношусь к людям, мой подход – не нахамить, не обидеть. Поэтому, пускай не очень много, но, когда просят, помогаю… Ну, и скажем, внёс солидный вклад в строительство храма иконы Божией матери «Взыскание погибших» и колокольни, получил две медали Белорусской православной церкви. Также пооддержал начинание строительства часовни в Люще, за что награждён гамотой архиепископа Стефания.

- Ваше отношение к деньгам? Вы же не пожалели сделать большой юбилейный корпоратив с приглашением Солодухи?

- Слава Богу, спокойно отношусь к деньгам. Для меня это материал.  Материал для работы. Если озвучиваются какие-то миллионные обороты, надо понимать, что отнять налоги, затраты на запчасти и т.д. Да, ввозится валюта в республику, наша экономика становится твёрже. Понятно, что не будь предприятия, не было бы ста рабочих мест и такого имиджа. Вообще надо понимать, что делать с деньгами, когда они приходят. Они не могут лежать, они работать должны. Я не прыгаю выше своей головы. Не лезу высоко, дабы не пошатнуться.

А юбилеи мы всегда отмечаем, чтобы событие оставило след в памяти. Солодуху заказали, потому что захотели наши работницы. Было здорово.

«Звезд с неба не хватаю»

- Ваш бизнес – семейный. Супруга с Вами рядом и дома, и на работе. Как разделяете личное и производственное? Есть ли граница между работой и домом?

- Мы с Валентиной Степановной отметили 30-летие семейной жизни. Границы – работа, дом – у нас точно нет. Наверное, потому что есть общее увлечение, совместный труд. Таких тягот, что надоедаем другу, не ощущаем. У нас в семье заведено: если кто-то из нас, супругов, чего-то не хочет, с чем-то не соглашается, второй прислушивается. Принято договариваться.

-  Не могу не спросить о беде, которая пришла в семью, когда сын совершил ДТП со смертельным исходом. Как пережили произошедшее?

- Не всё, к сожалению, происходит, как нам хочется. Больно и стыдно (и даже больше, чем стыдно), что так произошло, за ту аварию, в которой погиб человек. В тот трагический момент на самом деле был удивлён той моральной поддержкой, которую получал от людей. Мне говорили: все мы – родители, никто от беды не застрахован. И это помогло пережить то тяжёлое время… Сын отбыл наказание, работает...

- С дочерьми, наверное, проще? Как воспитываете их?

- Девочки у нас умницы, отличницы, обе учатся в гимназии: Алёна в 10-м классе, Юля – в 9-м. Алёна, кроме английского, увлеклась немецким, польским языками. А что такое воспитание? Личный пример подаём, приучаем к труду и целеустремлённости. Чтобы они понимали: нужно ставить реальные цели, выполнять и двигаться вперёд.

Во время празднования юбилея

- Находите ли время, чтобы потешиться с маленькой внучкой?

- Конечно. Нашей Александре год и три месяца. Первые её слова – «мама» и «деда». И знаете, какая интересная вещь? В прошлом году я участвовал в реконструкции памятника погибшим в годы войны в Бостыни. Там похоронена моя бабушка - Бушило Мария Сафроновна. Она была активистка, после освобождения Западной Беларуси участвовала в съезде, встречалась со Сталиным. 22 июля 1941 года, когда немцы вошли в Бостынь,  расстреляли её одной из первых. И спустя 75 лет, в этот день родилась наша внучка.

- Какие ваши секреты долгой семейной жизни?  

-  Любовь друг к другу, любовь к детям, общее увлечение на благо семье.

- У Вас всё есть, ни в чём не нуждаетесь. А что в мечтах?

- Знаете, наверное, всё основное я уже сделал в жизни. Остаётся желать, чтобы было комфортно тем, кто рядом со мной... Что касается работы, хочется, чтобы было оборудование современное для ремонта, новый парк автомобилей... А так я реалист, звёзд с неба не хватаю…

- Успехов Вам и коллективу! И спасибо за откровенный разговор.