Реклама Google

В фокусе - Полесье

История матери, сын которой сидит за наркотики

Егору сейчас двадцать два. Ольге – немного за сорок. Последние несколько лет мать и сын встречаются раз в год. По телефону разговаривают два раза в месяц. Чаще – никак. Потому что Егор в тюрьме.

Фото использовано в качестве иллюстрации, с gazeta-iset.ru

Настоящие имена наших героев называть не будем. Слишком тяжело матери обнародовать личную беду. И так многие в курсе их ситуации. А пишем эту историю для того, чтобы предупредить подобные случаи. Чтобы матери, воспитывающие сыновей, больше внимания обращали на то, чем занимаются дети и с кем проводят свободное время. И чтобы знали сыновья, каково приходится матерям тех детей, которые в погоне за приключениями преступают закон.

В тот роковой день Егор сказал, что поедет на день рождения к другу в столицу. Ольга отпускать не хотела, словно чувствовала неладное. И всё же, поддалась на уговоры, дала денег на билет. В течение дня звонила, сын не брал трубку. Потом перезвонил, сказал, что всё у него в порядке. Мать успокоилась.

А ночью её разбудил звонок. Звонили из милиции. Подумала сначала, что это чья-то глупая шутка. А когда поняла, что здесь не до шуток, словно окаменела. Дальше всё происходило, как в кошмарном сне.

Оказалось, Егора и его друга задержали с наркотиками. Причём, пакетики с наркотическим веществом были именно в руках её сына…

Ольге казалось, она не выдержит, не переживёт всего этого. Материнское сердце стремилось спасти ребёнка и отказывалось верить в его виновность. Теперь уже Ольга понимает, что в стремлении поддержать прощала Егору то, за что следовало бы устроить хорошенькую взбучку.

К примеру, когда узнала, что сын отнёс в ломбард свой новый телефон. Ради друга, которому срочно нужны были деньги… Чтобы вернуть гаджет, Ольга отнесла в ломбард золотые серёжки покойной матери. А телефон впоследствии всё же забрала милиция в качестве улики.

Или, когда засиживался допоздна у друзей. Теперь мать понимает, что Егор и сам пробовал наркотики. А тогда казалось, всё нормально, мальчишки общаются…

Кстати, из тех друзей, что окружали Егора до заключения, теперь в друзьях не осталось никого. А ведь приходили толпами, сидели во дворе на лавочке, вместе гуляли по городу. Как говорится, друг познаётся в беде…

Теперь Егору пишут и поддерживают его те люди, с которыми до заключения общался мало. Самая же главная его опора и поддержка – мать и сестра.

Егору дали 10 лет. Ольга говорит, что даже когда услышала приговор, не могла поверить, что сына посадят на такой срок. Это был новый удар, справиться с которым оказалось ещё тяжелее, чем с известием об аресте.

На несколько месяцев она словно выпала из жизни. Ничто не интересовало, ничто не радовало. Приходила домой с работы, ложилась на диван, отворачивалась к стенке и просто лежала. Не пойти на работу не могла – надо было за что-то жить, да и сына поддерживать тоже.

Фотографии Егора расставила и развесила по всей квартире. И каждый раз, глядя на сына, думала: «10 лет. Как выдержу я и как выдержит он?».

Спасибо подругам, родным, которые всё время поддерживали. Ольга говорит, что без них не справилась бы. Особенно благодарна старшей дочери. Ведь она ради матери и брата готова пожертвовать всем.

Посылки Егору мать отправляет раз в три месяца. Так положено. Причём, вес посылки не должен превышать 30 кг.

- Кажется, 30 кг – это много, - говорит женщина. – На самом же деле, это ничего. Тем более, что продукты отправляются раз в три месяца. Что посылаю? Быстрорастворимые каши, сладости… Ведь не отправишь что хочешь, многие продукты передавать в тюрьму запрещено. Раз в год посылаю вещевую посылку. Одежду, обувь, бритвенные принадлежности, стиральный порошок… Каждый раз собираю посылку и плачу. Говорю: Господи, когда уже сын будет жить дома?

Плачет Ольга и во время разговора с корреспондентом МП. Видно, насколько нелёгок для неё этот разговор.

Вспоминая детство сына, говорит, что шустрый был, в школе учился не очень. А сейчас, по мнению матери, стал серьёзнее. Читает много, курить бросил. И азартными играми не увлекается, как другие заключённые. Когда разговаривают по телефону, каждый раз говорит, что хочет домой. А Ольга, чтобы поддержать и развеселить его, сквозь слёзы шутит, что сядет с подругой в машину, да и приедет за ним. В любой момент. Лишь бы отпустили.

Почти половина срока уже позади. Два года «срезало» новое законодательство. Ольга говорит, что больше всего на свете желает, чтобы сына отпустили по УДО. Говорит, вернулся бы домой, занялся делом. Тем более, что в тюрьме сын увлёкся деревообработкой. Возможно, на свободе станет зарабатывать деньги приобретёнными навыками…

Когда всё случилось, Егору было 17. Почему же всё-таки так произошло? Как по сути ребёнок, подросток связался с наркоторговлей? Ольга считает, что во многом виновата дурная компания. Также – юношеская тяга к приключениям, непонимание всей серьёзности происходящего. А ещё – сама жизнь. Егор рос без отца, а Ольга, чтобы обеспечить детей, крутилась, как белка в колесе: работа, дача, домашние хлопоты…

Теперь Ольга живёт надеждой, что всё наладится.

- Главное, сын жив и здоров, - говорит она. – Всё, что случилось, переживём. И начнём новую жизнь…

Афиша