21 сентября 2020, понедельник05:47

Запись

На месте костёла в Пинске мог быть пивоваренный завод. К 60-летию возрождения костёльной жизни

18 декабря 2014, 14:17

В 1954 году, со смертью Иосифа Сталина, из лагерей потянулись домой тысячи «врагов народа», среди которых — 40-летний Казимир Свёнтек, отмотавший в Сибири десяток лет. Вряд ли, возвращаясь в Пинск, смиренный христианин мог себе представить, что уготовила ему судьба и какие испытания ждут впереди. К ним он был готов. Но обо всём по порядку. Первым […]

В 1954 году, со смертью Иосифа Сталина, из лагерей потянулись домой тысячи «врагов народа», среди которых — 40-летний Казимир Свёнтек, отмотавший в Сибири десяток лет.

Вряд ли, возвращаясь в Пинск, смиренный христианин мог себе представить, что уготовила ему судьба и какие испытания ждут впереди. К ним он был готов. Но обо всём по порядку.

Первым делом Свёнтек намеревался возродить жизнь прихода. Несмотря на гонения верующих, нашлись горожане, которые не побоялись выступить против атеистической государственной линии. Вера во Христа оказалась сильней призрения тогдашней власти, и ровно 60 лет назад, в декабре 1954 года, в Пинск вернулась костёльная жизнь. Перед священнослужителем стояли важные задачи: развивать приход, сохранить святыню, не давать в обиду верующих, возрождать духовную жизнь…

Пришлось тяжело, но, наверное, если б не надёжные пинчане, то всё оказалось бы нереальным. Ещё живы некоторые первые сподвижники Свёнтека, воспоминания которых бесценны. «Медиа-Полесье» делится ими со своими читателями.

Первый белорусский кардинал любил охоту, но ни разу не выстрелил

Вспоминает пинчанка Альбина Смолко, 1928 года рождения:

— С ксёндзом-кардиналом познакомилась в первый день его приезда в Пинск летом 1954 года. Вскоре наша семья сблизилась с ним. С моим мужем он ездил на охоту, на рыбалку. Что интересно, кардинал никогда не стрелял! Как так? Просто брал с собой фотоаппарат и «охотился» за хорошим кадром. Любил он фотографичное дело. Однажды муж пришёл без добычи. Спрашиваю, неужели ничего нет? Посмотрел на меня, вздохнул и говорит:  «Альбина, ну как я могу что-то забрать? Дал нашему ксендзу, ведь он не охотится, а весь день со мной».

Казимир Янович дружил с моим супругом, любое дело старались решить. Помогал муж в костёльных делах, при реставрации, даже его руки касались алтаря.

Помню похороны отца. Пришёл Казимир Янович совершить отпевание, а это тогда власти запрещали. Сначала решили только дома обряд провести, но, посмотрев, что много людей, сказал: «Что будет, то будет!» и провёл панихиду, как подобает канону. На следующий день какие-то люди устроили допрос с целью узнать, сколько заплатила душпастеру?! Мы ответили, что ничего, так как он похоронил своего прихожанина, который помогал ему при жизни. За костёлом в советские времена всегда приглядывали… Тяжёлое было время. Венчание вечером, а то и в ночь проводили, всё в тайне.

Были дружными, выручали друг друга – настоящая семья. Он был Человеком, я больше таких не встречала за свою жизнь. Оставил в сердцах и мыслях хорошую память.

Прихожане организовывали охрану Казимиру Свёнтеку

Вспоминает пинчанка Гелена Шоломицкая, 1927 года рождения:

— Я сама прошла через сталинские лагеря, пять лет детства остались там, поэтому пережила то, что ему выпало на судьбу. Наша семья познакомилась с кардиналом буквально по приезду его в Пинск из Сибири. Мы имели до крещения ребёнка. Знакомство переросло в хорошие отношения. Это был простой человек, открытый к людям. Помогал прихожанам, не было такого, чтобы отказал бедным, больным. Денежный вопрос никогда не вставал, кто что даст — и точка. Действительно, была любовь, она чувствовалась.

Тогда время страшное было. Всякое могло случиться, а мы своего ксендза уважали и не хотели дать в обиду. Провожали его домой и ждали, пока защёлкнет дверь.

Собачка у него была, звали Ас. Смотрели и за ней. Пёс, как полагается верному четвероногому другу,  всегда сопровождал хозяина. Трепетное отношение к животным — это ещё одна положительная черта кардинала. Незадолго до смерти привёз он из Барановичей собаку Филю. Кто-то покалечил бедного пса, но ксёндз не остался равнодушен. Филя до сих пор живёт в доме Барбары Шиманской.

Кардинал не нажил материальных богатств, главное в его жизни – костёл

Вспоминает пинчанка Барбара Шиманская, 1931 года рождения:

— Кардинал жил в моём доме где-то с 1960-х годов. Ему не нужны были богатства, главная ценность  — библия и награды. Он был прост в быту, простой гражданин. Любил делать пометки, хотя имел хорошую память, много знал, владел несколькими языками. Собеседник отменный, слушать его никогда не надоело. Когда рассказывал про Сибирь, про испытания жизнью, так «мурашки» бежали по коже, это, можно сказать, — отдельный фильм.

Сам он родом из Эстонии, но как полюбил нашу землю, наш край! Костёл называл – моя жемчужина! Переживал за любое дело, связанное с костёлом или семинарией. Велась крупная реставрация собора, ему уже было далеко за 70 лет, так всё равно лазил по балкам, хотел весь процесс контролировать от начала и до конца. Он жил костёлом, жил нами – верниками.

Когда ему в 2001 году удалось возродить духовную семинарию, то переживаний только добавилось. За каждого претендента болела душа — сам так говорил. Однажды какой-то парень, ну «проваливался» в теории, но очень хотел стать семинаристом. Так Казимир Янович поддержал парня, признаваясь позже, что по глазам увидел желание юноши служить христианскому делу.

Помогал держаться в трудную минуту, давал заряд энергии

Вспоминает первый председатель Союза поляков в Пинске, Виктор Мостек, 1929 года рождения:

— У каждого бывают трудные времена. Мне особо было больно, когда уходила моя жена. Пришлось многие дела оставить, чтобы оказать необходимый уход больной супруге. Казимир Янович поддерживал. Понимаете, в нём была та нужная священнослужителю энергия, а сильная личность всё это в несколько раз усиливала. Помогал морально, ведь душевная боль — самая страшная, её лишь словом можно залечить.

Кардинал помогал и польскому обществу, входил в наше положение. Реально много сделал для сближения Пинска с Польшей. Организовывал для молодёжи познавательные выезды в Варшаву, Краков, Гданьск. Своеобразная общественная работа была ему не чуждой. Многогранный человек. 

Сохранил собор Успения Пресвятой Девы Марии и старинные кладбища

Рассказывает краевед, автор ряда публикаций о Полесье Эдвард Злобин:

— Казимир Янович многое сделал для Пинска, без чего наш город утратил бы весь шарм. Кардинал приложил уйму усилий, чтобы из костёла Вознесения Пресвятой Девы Марии, которым гордятся пинчане, не сделали пивоваренный завод. Возродил Высшую духовную семинарию имени святого Фомы Аквинского – это учебное заведение стало изюминкой полесской столицы. Совместно с прихожанами уберёг старые кладбища по улице Спокойной от полного разгрома воинствующих атеистов и обезумевших вандалов.

Конкретные факты, поэтому личность иерарха католической церкви важна не только для католиков, это действительно историческая персона и явно не сугубо пинского масштаба. Надо гордиться такими людьми. Его жизнь – пример не только для священнослужителя, каждый может почерпнуть что-то для себя: как остаться самим собой в сложной ситуации и при любом раскладе дел.

Свёнтек хотел стать филологом, но всё изменила пилигримка в Пинск

Рассказывает епископ-помощник Пинской диоцезии Казимир Великоселец:

— Он уже окончил барановичскую гимназию, как организовывалась святая пилигримка в пинский костёл. Решил принять участие. Ничего особенного не происходило, но когда Свёнтек положил руку на гроб с мощами епископа Сигизмунда Лозинского и помолился, то почувствовал призвание быть священнослужителем. Когда он вышел, то рассказал обо всём своим приятелям. Они удивились, ведь их друг хотел поступать на филологию в Виленский университет. Так начинался христианский путь ксендза-кардинала, а Сигизмунд Лозинский станет его небесным покровителем. Свёнтек всегда обращался за помощью к иерарху.

Тяжело оценивать личность первого белорусского кардинала, но ясно одно: без его участия трудно представить возрождение не только католического костёла на белорусских землях, но и вообще христианского мира. Казимир Свёнтек — уникальная личность, и только сам Бог знает, чего ему стоило пройти все жизненные испытания.

В 2014 году Пинщина, как и вся Беларусь, отметила 100-летие иерарха. Почести отдали на должном уровне. Теперь, по мнению многих верующих, главное — сберечь память, создав в Пинске музей Казимира Свёнтека. 

0 0 голос
Article Rating

Читайте нас В Яндекс.Дзен

0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Все регионы

Сотрудник музея об участии в митинге

Фото Лунинецкого РОВД
Фота ілюстрацыйнае
Фото иллюстрационное из архива Медиа-Полесья
Скриншот проекта

Новости компаний

В стране и мире

Фото иллюстрационное с сайта etcetera.media
Скриншот видеозаписи Tut.by
Светлана Тихановская (Фото: Mindaugas Kulbis / AP)
Снимок носит иллюстративный характер
Скриншот из видео
Михайлово чудо - традиции и приметы. Фото osoblyva.com

В фокусе - Полесье

Сотрудник Пинского музея рассказал о своём задержании

Валерий Кобринец, которого осудили в Пинске за участие в несанкционированном мероприятии. До этого привлекался к ответственности только за то, что в неположенном месте перешёл дорогу.

Коронавирус

Для тебя

0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x