18 октября 2021, понедельник14:28

Общество

Новый учебник истории. Советским языком и без Шушкевича и Алексиевич

19 сентября 2021, 10:19

«Вопиюще лживо описаны коллективизация и раскулачивание. Конечно, нет ничего о ГУЛАГе, зато очень много и подробно про тюрьмы в Западной Беларуси».

Выпускники белорусских школ в этом году получили новый учебник «История Беларуси, XIX — начало XXI в.» под редакцией Александра Касовича и Андрея Соловьянова. Его содержание вызвало дискуссию в социальных сетях, вызвав споры о том, имеют ли право историки манипулировать сознанием молодых людей, представляя БЧБ как бренд полицаев и коллаборационистов.

Naviny.by поговорили с профессором истории Европейского гуманитарного университета (ЕГУ, Вильнюс) Ириной Романовой о новом учебнике, ее видении проблем, которые может породить манипуляция историческими фактами.

Ирина Романова
Ирина Романова

— Что вас «впечатлило» в учебнике больше всего?

— То, что в учебнике появилась вставка о том, что БЧБ — бренд полицаев и коллаборационистов, а «Жыве Беларусь» — аналог приветствия «Хайль Гитлер». Очень в духе той исторической политики или точнее инструментализации истории, свидетелями которой мы все являемся сегодня. Авторы и редакторы среагировали очень оперативно, ведь очевидно, что всё это было вставлено в учебник чуть ли не в последний момент перед публикацией: детей надо срочно убедить, что БЧБ и «Жыве Беларусь» — это очень-очень плохо. Все это не имеет никакого отношения к истории как науке, это про идеологию, про борьбу власти с важными для нас символами.



— Как представлена в учебнике личность в истории?

— Человек появляется очень не часто, причем не только «маленький», но и очень важный. Я очень впечатлена описанием современной белорусской литературы, здесь это какая-то безымянная стихия, которая развивает сама себя, осмысливая важные пролемы человечества. Ни одной фамилии! Ни одного произведения! И мы тоже знаем почему: все они не на той стороне в противостоянии, начавшемся в 2020 году. Опять же, не включая никого, не включили и Нобелевскую лауреатку Светлану Алексиевич. Я даже подумала, что не быть включенным в этот учебник — свидетельство признания заслуг.

Если говорить о наглядном материале, я была очень впечатлена тем фактом, что самой красивой картинки удостоился Лукашенко. Надо понимать, здесь он представлен как самый выдающийся уроженец нашей земли, в учебнике три его фото. Всего в визуальный ряд попало меньше десяти человек, наверное, с точки зрения составителей — самых-самых.

— Среди самых-самых не оказалось не только Светланы Алексиевич, но и первого руководителя независимой Беларуси Станислава Шушкевича.

— Как и в случае с литературой, у которой нет авторов, так и соглашение в Вискулях было подписано безымянными лицами. А как еще, если не исключив всех, можно было не пустить в учебник Станислава Шушкевича? К слову, в учебнике сам распад СССР назван крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века.

— Бросается в глаза, что тема сталинских репрессий в учебнике подается крайне скупо. Мне кажется, что это традиционно для белорусской школы — не сосредотачиваться на потерях Беларуси в результате красного террора.

— Учебник дает такое определение: «Развернувшаяся борьба с противниками политического курса Коммунистической партии и Советского государства в историографии известна под названием политические репрессии. Среди репрессированных были те, кто осуществлял конкретные действия, направленные против существующего строя: вел контрреволюционную агитацию, занимался вредительством в колхозах и на предприятиях, участвовал в антисоветских и повстанческих организациях».

Далее приводятся цифры репрессированных и реабилитированных, разница между ними — 65 тысяч человек, которые, получается, согласно вышеприведенному определению, однозначно являются врагами.

Вопиюще лживо описаны коллективизация и раскулачивание. Конечно нет ничего о ГУЛАГе, зато очень много и подробно про тюрьмы в Западной Беларуси. Почему так — очевидно же. Во-первых, Польша — «традиционный» враг, во-вторых, надо же всех приучить к новому празднику — Дню народного единства 17 сентября. Вот и воспроизводим вполне советский нарратив о том, что под властью Польши белорусы только страдали и ждали, когда их присоединят к БССР.

— Как вы оцениваетет подачу истории периода конца СССР?

— Такое ощущение, что у авторов не было идей, как писать о позднесоветском периоде. Уровень исследований советского времени в Беларуси крайне скудный. Как мы помним, в Беларуси очернительство советского прошлого объявлено недопустимым, вот и придется школьникам довольствоваться подобной информацией.

Например, всё, что им предложено знать о периоде Хрущева: «Политика Н. Хрущева, направленная на реализацию желаемых целей без учета объективных законов развития общества, реальных обстоятельств и возможных последствий, характеризовалась как политика волюнтаризма».

Про период Брежнева: «С приходом к власти Л. Брежнева (1964 г.) и избранием его первым секретарем ЦК КПСС происходило дальнейшее укрепление партийного руководства государством».

Больше всего возмутило даже не вышеперечисленное, а то, как много в учебнике необязательной информации. Например, рассказывается о структуре органов власти соответственно советской Контитуции, как будто по ней действительно работали, зачем-то пишут о распределении путевок профсоюзами и т.д. Все это занимает страшно много места в учебнике.

— Наверняка о Лукашенко в учебнике написано более красноречиво?

— Надо отметить, что даже период Лукашенко в большой части также написан языком из моего советского детства. Только вместо пятилеток — новые программы, стратегии устойчивого развития и так далее, их реализация при широкой народной поддержке.

Власть считает, что на войне, как на войне, поэтому меня сильнее возмущает даже не содержание, а потрясающе советские язык и способ подачи материала авторами, которые еще сами довольно молодые люди.

Вот фрагмент, чтобы насладиться этим мертвым языком из далекого прошлого, использованный для описания недавних событий: «Национальная стратегия устойчивого социально-экономического развития Республики Беларусь определяет на долгосрочную перспективу цели, этапы и направления перехода Республики Беларусь к постиндустриальному обществу и инновационному развитию экономики при повышении стандартов жизни человека и обеспечении благоприятной окружающей среды. Впервые она была принята в Республике Беларусь в 1997 г. на период до 2010 г. В настоящее время долгосрочные перспективы развития нашей страны определяет Национальная стратегия устойчивого социально-экономического развития Республики Беларусь на период до 2030 года».

Разве такой материал может давать детям, особенно взрослым детям, которые оканчивают школу? Думаю, они при ответе на вопрос на экзамене на эту тему постараются списать откуда-нибудь, запомнить же это невозможно, тем более понять.

Политика государства в отношении молодежи описана в учебнике так, что я вспомнила анекдот о советском школьнике Вовочке, который во время рассказа о том, как хорошо живут дети в СССР, начал плакать, что он тоже хочет жить в СССР.

— Возможно, этот учебник берет чем-то другим, например, развивает аналитическое критическое мышление?

— В качестве вопросов, которые, по мнению авторов, должны развивать аналитические способности у школьников, есть такие: «Как вы считаете, какое историческое значение имело вхождение БССР в состав СССР? Свой ответ обоснуйте». Или: «Сформулируйте причины, которые обуславливают необходимость экономической интеграции Республики Беларусь с Российской Федерацией». А вот это задание, вероятно, уже не столько про аналитические, сколько про творческие способности учеников: «Составьте политический портрет первого президента Республики Беларусь А. Г. Лукашенко».

— Как детям и учителям найти баланс между откровенной пропагандой учебника и здравым смыслом?

— Я не вижу другого выхода, кроме как не допустить данный учебник к изучению в школах.

Представьте себе ход урока. Школьники 16-17 лет имеют безграничный доступ к большому количеству любой информации. Этой информации и общему уровню развития молодых людей противостоит, с одной стороны, невероятно маловразумительный и потрясающе скучный учебник, по которому надо учить ответы к экзамену, а с другой — учитель. Проповедовать то, что написано там, — сверхлицемерие. Рассказывать другую историю в белорусских реалиях — опасно.

Таким образом, использование такого учебника выводит лицемерие в школах на новый уровень. И опять учитель поставлен в ситуацию, когда что бы ни случилось, виноват все равно будет он.

3 2 голосов
Рейтинг статьи

Читайте нас В Яндекс.Дзен

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Все регионы

Мебель из лозы своими руками

Фото использовано в качестве иллюстрации
Данила Климович. Фото: nhl.com
Фото УВД
Фото со страницы РУПП «Гранит» в «ВКонтакте»

Новости компаний

В стране и мире

Фото иллюстрационное из открытых источников

МВД Беларуси назвало первое экстремистское формирование

По решению МВД ресурс «dze.chat» и его создатели признаны экстремистским формированием.

Полешуки

В фокусе - Полесье

Коронавирус

Для тебя

0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x