1 ноября 2020, воскресенье04:50

Общество

О чём писали ветераны…

8 мая 2015, 15:29

В преддверии Великой Победы Медиа-Полесье публикует военные письма, которые сохранились в краеведческом музее и в частной коллекции Виталия Калужы. О чём думали, о ком переживали и чем интересовались узники и фронтовики – в нашей подборке. 

Первое письмо было написано ещё почти за месяц до начала войны. Из письма становится понятно, что глава семейства в это время служил в армии. Как и все, надеялся вернуться побыстрее домой. Когда адресат получил письмо, и увидел ли отец любимую жену и троих дочерей – не известно.

«Дня 26-V-1941. Письмо от известного вам, вашего любимого татки. Здравствуйте, дорогие мои детки и любимая жена. Шлю я вам свой горячий красноармейский привет, от души желаю всего хорошего. Спешу сообщить вам, дорогая семья, что я жив и здоров, чего и вам желаю и одновременно прошу вас, чтобы вы не заботились обо мне, а также не скучали очень без меня, так как мне в настоящее время хорошо, ожидаю ещё лучшего. А время быстро катится, с каждым днём всё ближе становится, дорогие детки, Зоська, Манюська, маленькая Нинка, смотрите, как в жите станут колоски, вот я тогда приеду к вам. А сейчас учитесь на отлично, помогайте маме, слушайте маму, смотрите свою маленькую сестричку Нинку, учите её ходить, чтобы она своими [ножками – ред.] бегала. Дорогая жена, я писал письмо, но ответа не получил, не знаю, получила ты или нет, я ожидал ответа, потому долго не писал. Ты всегда на моё письмо отвечай, хотя пару слов, кусочек бумажки, вот и письмо, марки не надо. Пускай Зоська, Манюська пишут. Привет маме, желаю хорошего здоровья. И ещё привет отцу Адаму, шваграм Вите, Пете, Ивану, Елене, Анне и всем остальным, желаю всего хорошего. Дорогая жена, напиши мне подробно как и где, что посеяла, кто помогал в работе. Насчёт гектара ты писала, что не дают садить картошки, если ещё ничего не делают, то пока станут делать — картошка порастёт, узнай хорошо, а картошку сади, огороды засевай, в комитете попроси поля. И ещё одно прошу, как-нибудь кого найми, загороди сеножать, то будет сено, а то спасут. Напиши, получаешь ли деньги или нет, и почему. Пиши, что нового, кто больше пошёл в армию  — всё подробно. До свидания. Целую вас, ваш друг и отец».

А дальше была война, которая затронула всех. К сожалению, на письме не сохранилась дата отправки.

«Здравствуйте мама и папа. Мама, я ещё не уехала из-за ряда причин, но после первого уедем обязательно, числа так 5-го. Но это к лучшему, что живём здесь дольше. Сначала никогда не думай, что я в бою буду последней, пусть я погибну, но всегда буду впереди, ибо этого требует Родина. А если вернусь, то, конечно, и ты будешь счастлива, и я тоже. Вот мама и Гена тоже окончит учиться и будет человеком. Ничего, мать, не грусти и не плачь, ведь не одна ты такая, у которой ушли в армию, ведь мы ушли защищать общие интересы народа. Ты не плачь и не думай о нас, что мы далеко от тебя, а думай, что мы с тобою. А мы всегда и всюду думаем о тебе, ведь ты для нас хорошая, любимая мать, которая воспитала нас. Мама, не беспокойся обо мне, мы ещё встретимся. Ну, целую, Клава».

 «10.III.1945г. Здравствуйте дорогие мои родители. Шлю я вам свой сердечный красноармейский фронтовой пламенный привет. И ещё спешу я вас уведомить, я, Слава Богу, жив и здоров, чего и вам желаю. А ещё спешу я вас уведомить, тата и мама, что я уже почти что вылечился и нахожусь на фронте на передовой линии, и пока, слава Богу, жилось хорошо, Бог знает, как дальше будет. <…> Со мной из нашего села не один Бондарь Михаль, я его часто вижу. Был Космич Валерий разом со мной, но его сильно ранило и он поехал в госпиталь. И уже много, мама, из Лунина ребят ранило и убило. Но вы, мама, отпишите, как вы там поживаете, какие у вас новости, или уже кто-нибудь, может, вернулся домой от фрица, как там наше хозяйство, как там отец мается, сколько он зарабатывает в месяц, что за них можете купить? Мы сейчас находимся на германской земле, около реки Одра. До свидания, жду ответ на этот адрес: Полевая почта 07338-М, Малащицкий Константин Васильевич».

На следующем военном треугольнике, вверху,  автор так и написал, «письмо с фронта»:

 «Письмо с фронта. 23.ХІ.1943. Добрый день родная мама! Недавно я писал вам лист, не знаю, получили ли вы его или нет. Сегодня вот выбрал час, чтоб снова написать вам, хоть коротко. Как видите, пока ещё я жив и здоров. Очень хотел бы знать про вашу жизнь, но, жаль, пока что этого не может быть. Пока что мы на учпункте, вот же не знаю, когда мы выйдем с учебного пункта, а раз выйдем, значит и адрес наш изменится. Сейчас вы дайте короткий ответ, возможно, я и успею получить. Теперь про себя. Живу не плохо. Бывает и похуже, но на то ж и война. Без трудностей победить супостата не легко. Когда будете писать письмо мне, напишите, кто с наших местных дома, и от Ивана есть ли письма, как живёте вы? Сходите в колхоз, попросите, пускай привезут вам соломы, да обставьте коров (там уже, наверное, есть и теля? — напишите), там розги надо срезать, заготовьте на зиму. Напишите мне, как сейчас живёт Сенька, и дома ли Микола, или, может, взяли на бой? Если дома, то, может, у него будет время, пускай перебьёт в хлеве для теляти, да сделает ясли. Вот пока что и всё».

Следующие два письма – переписка двух лунинецких товарищей. Один из них – Иван Орешко – на то время находился на территории тогдашней Германии, второй – жил в Кожан-Городке.

«Дня 24.V.43 года. Письмо от известного твоего товарища Ивана. Здравствуй, дорогой товарищ Фёдор, в первых строках моего письма спешу и уведомляю, что я пока жив, здоров, и тебе хорошего здоровья желаю от Бога. Не серчай, дорогой товарищ, что я так долго не слал тебе письма, потому что я не знал твоего адреса, а потом мы долго не получали открыток, только давали по одной на неделю, письма тоже не дают слать, потому и не выпадало как написать. Ты, дорогой товарищ, думал, что я про тебя забыл? Я тебя не забываю и не забуду, я как вспомню, как мы гуляли с тобою, то аж сердце рвётся на родину, но не знаю, когда я вернусь домой. Ты, мой дорогой товарищ,  отпиши мне, или вы там дома гуляете по-старому, вся жизнь у вас идёт по-старому, или нет? Я думаю, что и вы не гуляете, как гуляли. Ты меня уведомь, дома ли ты работаешь, и хорошо ли тебе живётся. И ещё, как там поживает Володя Иванюшков, и ещё как там поживают все хлопцы и девчата, там на хуторах? Передай привет всем хлопцам и девчатам, и своим родным. Больше нет чего писать, жду скорого ответа. До свидания».

 «Дня 20.VII.1943. Письмо от известного тебе товарища Ивана Орешко. Здравствуй, дорогой товарищ, передаю я вам свой привет, что я в настоящее время жив, здоров, и тебе хорошего здоровья желаю от Господа Бога. Я твою открытку получил 20.VII.1943, за которую тебя благодарю. Я работаю на фабрике. Получаю на месяц 50 или 60 марок, но за них ничего не купишь, потому что нечего покупать. Но с одежды я немного приоделся. Напиши ты мне, сколько ты получаешь на месяц марок, потому что я хочу знать, по сколько вы получаете. Я тебя уведомляю, что я проживаю близко возле моря, возле города Штеттин, может ты его знаешь из науки, он лежит над морем, это большой портовый город, он от меня лежит на восток, я через него ехал, до моря мне всего около двадцати километров, от меня до польской границы больше чем 200 километров. Курить нет чего, и нет где покушать его. Нам осенью давали табак, а теперь не дают, потому что нет его. До свидания, жду скорого ответа. Орешко Иван».

Война закончилась, и очень хочется верить, что авторы этих строк встретились с теми, кому писали…

0 0 голос
Рейтинг статьи

Читайте нас В Яндекс.Дзен

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Все регионы

Подбирал ключи, крал «Эфедрин»

Снимок носит иллюстративный характер
Глава БПЦ митрополит Вениамин / Фото: bobruisk.ru
Фото иллюстрационное
Виктор Ярошук

Новости компаний

В стране и мире

В фокусе - Полесье

Коронавирус

Для тебя

0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x