30 ноября 2021, вторник14:58

Общество

Оксана Добриянец: «Никогда не думала, что буду так скучать по Полесью, что оно – место моей силы»

16 октября 2021, 18:09

При её внешности она могла бы стать моделью или, по крайней мере, жить спокойно, в своё удовольствие. Но Оксана Добриянец выбрала другой, далеко не безопасный путь: открыто проявила свою гражданскую позицию. А при этом - смелость и решительность, на какие не каждый мужчина способен.

Об Оксане Добриянец, которая состояла в инициативной группе Светланы Тихановской во время избирательной президентской кампании,  рассказывало «Медиа-Полесье».

После выборов её задерживали посреди улицы, после чего последовал многочасовой допрос в РОВД.  Обыск, суды – через всё это она прошла. И даже ощущая репрессии, из Беларуси уезжать не собиралась. Но появилось обстоятельство, которое заставило наспех собрать вещи и, в буквальном смысле, бежать с дочерью из родного дома.

Думала ненадолго… Но вот уже 8 месяцев, как мама с дочкой живут в другой стране.

О том, как уезжала, как живётся в Украине, о переоценке ценностей и многом другом поговорили с Оксаной.

— Оксана,  ты пережила прессинг, угрозы. Был ли страх за себя, за ребёнка? Что ты ощущала тогда?

— Что касается меня, я вообще ничего не боялась. Это было на адреналине, с ощущением того, что всё должно быть честно, без насилия, законно… За ребёнка очень боялась, потому что мы, женщины, всегда уязвимы, когда у нас есть дети. Я переживала, что дочь могут отобрать, поставить на соцобеспечение. Поначалу прецедентов не было. Но косвенно намекали: успокойся, подумай о ребёнке.

На данный момент, за эти восемь месяцев вне дома, я переосмыслила многое: и, наверное, всё-таки ощущение страха было, хотя говорила, что боюсь только за дочь.

Фото из архива МП
Фото из архива МП

— На твой взгляд, насколько активно повели себя жители маленьких городов, каковым является твой родной Столин, в той кампании?

— Очень активно. Учитывая, что прежнего опыта не было. Регионы, не так массово, как в столице, но выступили за перемены. Маленькие города вообще играют очень важную роль. В Столине у нас на митинг вышло порядка пятисот человек. Я никогда не видела у нас бчб-флаги. А тогда их было множество. У нас появилась сильная среда, люди друг другу помогали. То есть проявили взаимовыручку. Сейчас эта солидарность несколько угасла, все боятся… Да и выехали из страны многие.

— Тебя судили по административному делу, причём, ты узнала об этом постфактум.  Но, насколько мне известно, тебе грозила уголовная статья… Что инкриминировали?

— В городе появилось граффити, и меня хотели привлечь за порчу имущества, а это уголовное дело…

— А почему решили, что ты рисовала?

— Не решили. Они знали, что это не я, но надо было что-то предъявить. Мне прямо указывали, что я проблемная и не даю им спокойно жить. Посыл был такой: не заткнёшься – посадим…

Потом моих друзей опрашивали сотрудники УДФР, узнавали, давала ли я им деньги или они мне. Предполагаю, что, видимо, хотели предъявить мне финансирование протестов.

К слову, обыск у меня длился 6 часов, несколько раз «главный» звонил начальству и говорил: не знаем, что с ней делать. Я действительно вела себя дерзко. Говорят мне: «Собирайся, поехали!». А я в ответ: «Я готова. Поехали!».

— Чем всё же был вызван твой отъезд и скорость, с которой всё случилось?

— Это было спонтанное решение. Всегда думала, что выдержу и что до самой победы буду дома… Члены инициативной группы из Пинска уехали почти сразу после выборов. А я не намеревалась этого делать… Решение пришлось принять за пять минут, когда позвонили и сказали, что к нам домой идёт соцопека… Я отключила телефон, быстро собрала необходимые вещи, и мы, в буквальном смысле, бежали из дома.

Сам переезд дался тяжело. Тогда была метель, и мы попали под Минском в аварию. Никто не пострадал, но стресс был сильный… До аэропорта, к счастью, мы кое-как добрались и улетели ближайшим рейсом. Что я решилась покинуть страну, в тот момент не верили даже друзья, которые нас встречали.

Фото из архива МП
Фото из архива МП

— Какую роль друзья сыграли в твоём устройстве в чужой стране?

— Это была огромная поддержка. Мы жили у них первое время. Мне было очень плохо морально. Дочку, чтобы отвлечь, они везде водили, покупали вкусняшки. То есть, поддержали особенно тем, что взяли на себя заботу о ребёнке. Потом я занялась поиском жилья. И опять же — дочь была под присмотром…

— Кем ты себя считаешь: диссиденткой, правозащитницей, ещё кем-то?

— Гражданкой Республики Беларусь, уроженкой города Столин. И всё. Мне просто важно, чтобы всё было правильно, по закону… Чтобы у нас была нормальная правовая страна. Чтобы, когда я говорила, что я из Беларуси, это звучало гордо.

— Расскажи, как тебе живётся в Украине?

— Я никогда не думала, что так буду скучать по Полесью, что оно – место моей силы. Не знала, что так люблю свой город. Получается, пришлось уехать, чтобы понять это. Морально сложно. И если первое время я не распаковывала чемодан, не покупала бытовые вещи, думая, что домой попаду скоро, то теперь обживаюсь и покупаю то, что необходимо в хозяйстве. До этого жила иллюзиями, что скоро уеду, теперь их нет. Здесь мы отстраиваем свою жизнь заново, по кирпичику.

— Как прошло привыкание дочери к учебному процессу?

— Школа у нас украинская. Был выбор из трёх школ. Пошли с французским и английским языками. Программа проще, чем в Беларуси, приближена к европейской. Помимо уроков, есть психологические кружки, где дети просто общаются, делятся эмоциями, хорошими и плохими. Много развивающих занятий. Когда повела ребёнка на 1 сентября, была тронута до слёз: все дети пришли в вышиванках, а девочки ещё и в веночках. Многие родители тоже в вышиванках…

— Пишешь ли ты письма заключённым?

— Пишу с 2019 года. Здесь полгода не могла писать. Потому что до того, как сама находилась в глубоком стрессе, делать этого не могла.

— Сейчас всё равно продолжают задерживать людей, выходивших больше год назад на мирные акции…

— Так или иначе, каждый прочувствует это на себе: будь то он за действующую власть или он из оппозиции, или придерживается нейтралитета. Но только так мы станем сильнее.

— Сейчас все медиа в стране, имевшие собственную позицию, в том числе и наш сайт, заблокированы. Как думаешь, что дальше?

— Сравниваю украинские СМИ и белорусские. У нас огромнейший потенциал. Я реально расстроена, что закрыты региональные сайты, потому что они – самый важный инструмент, показывающий на местном уровне вещи, какие они есть, то, что происходит рядом. Думаю, как только мы все вернёмся домой, никакая Польша и Украина с нами не сравнится. Сейчас есть выгорание, усталость, но нужно беречь своё здоровье, потому что оно нам ох, как понадобится.

— Что бы ты хотела пожелать своим землякам?

— Люди у нас запуганы. Даже с ними происходят реально страшные вещи, они не могут об этом сказать по объективным причинам. И  многие остаются наедине с собой. Об этом могу судить по своим друзьям, которые замыкаются в себе, сидят дома. Желаю поддерживать друг друга. И знать свои права. Потому что, когда ты не знаешь своих прав, сложнее…

4.1 9 голосов
Рейтинг статьи

Читайте нас В Яндекс.Дзен

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Все регионы

Самые красивые женщины ХХ столетия

Фото из архива МП
Фото Лунинецкого лесхоза
Снимок носит иллюстративный характер / Фото: pravo.ua
Фото Пинского райисполкома
Фото ФК
Фото из архива Медиа-Полесья
Фото из архива Медиа-Полесья
Фото «С добротой по миру»

Новости компаний

В стране и мире

Фото: Минобороны Беларуси

Истребители продолжают патрулировать белорусскую границу

Полеты осуществляют по ранее утвержденному графику вне зависимости от времени суток и погоды.

Полешуки

В фокусе - Полесье

Коронавирус

Для тебя

0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x