Реклама Google

Столин

«Президент обещал поставить в Ольшанах перерабатывающий завод. Где он?»

Как в Белоуше огурцами торгуют.

В Столинском районе выращиванием овощей на продажу занимаются тысячи сельчан, а оптовых рынков – только два: в Ольшанах и Белоуше. В Ольшанах рынок работает весь день, а в Белоуше – только ранним утром: примерно с 5.30 до 7.30. Затем машины оптовиков разъезжаются. Как говорится, кто не успел, тот опоздал.

Таким безлюдным выглядит оптовый рынок в Белоуше в полдень

Своего мини-рынка в деревне нет. Розничная торговля идёт вдоль дороги. Сегодня торгуют огурцами.

– Почём огурчики, – спрашиваем первого продавца на въезде в Белоушу со стороны Столина.

– Рубль восемьдесят.

– Пожалуйста, мне один килограмм. А заодно сделаем фото для репортажа. Я журналист.

Мужчина, его зовут Владимир Степанович, в разговор вступает охотно, а вот от фотосессии отказывается.

Владимир Степанович взвешивает огурцы. Весы у него электронные

– Фотографируйте, как я накладываю огурцы, а портрет делать не нужно.

Вскоре возле нас притормаживает машина и двое мужчин покупают овощи не выходя из салона.

Покупатели, довольные покупкой, уезжают. А мы продолжаем разговор.

– Пенсия у меня 270 рублей. Ветеран труда, – рассказывает Владимир Степанович. – А здоровья нет, вон, с «кульбакой» хожу. 120 рублей уходит на таблетки, уколы. Плюс коммунальные платежи … и пенсии нет. Вот и вынужден копейку зарабатывать. Цены на продукты в магазинах растут, особенно в Столинском районе. Мне приходится бывать в разных городах, там намного дешевле. А вот труд наш совсем не ценится. Сегодня на оптовом рынке перекупщики давали 70-80 копеек за килограмм огурцов. Разве это цена для огурца в начале сезона?

– Перепроизводство. Огурцов много, цена падает...

– Наш президент, когда был на Столинщине, говорил: «Поставим в Ольшанах перерабатывающий завод». Где этот завод? В Давид-Городке овощи солят, но там объемы для района небольшие, а Горынский консервный завод принимает только корнишоны. Куда нам свою продукцию девать? А тут ещё в сельсовет вызывали, предупреждают, чтобы у дороги не торговали. Я задаю вопрос, а где нам торговать?. Отвечают: «В Столине». А где в Столине хороший мини-рынок? В Иваново есть мини-рынок, в Дрогичине, Кобрине, Ивацевичах хорошие мини-рынки. А в Столине… Ни туалета, ни воды…. И огурцов там хватает с избытком. А тут постоянные покупатели, проезжают, останавливаются. Огурцы у меня прямо из теплицы. Скоро капуста, помидоры пойдут. Натуральные, без химии. Своей репутацией я дорожу, лишь бы что человеку не предлагаю.

Возле нас останавливается автомобиль. Елена, так зовут женщину, покупает два килограмма огурцов.

– Как вы относитесь к придорожной торговле овощами? – интересуюсь.

– Положительно. Товар свежий, видно, что прямо с куста. А то, что у дороги… Мы все равно эти огурцы моем, они у меня перед употреблением в воде лежат. Я ребенку их даю.

Качеством огурцов Елена довольна

– У всех чиновников есть внуки, – продолжает Владимир Степанович. – И они хорошо живут. Вот и мои внуки, их у меня пятеро, хотят, чтобы дед с бабой им что-нибудь дали. Потому и трудимся. Два месяца в парнике у печек дежурим, чтобы к весне вырастить огурец. Если не отапливать парник, то ничего не заработаешь.

В Пинске возле продовольственных магазинов столы стоят, народ свободно торгует овощами. Выезжаешь с Житковичей в сторону Минска, кругом вдоль дороги идёт торговля, никто людей не трогает. И только на Столинщине нам запрещают торговать своей продукцией у дороги.

– Белоуша вдоль центральной транзитной улицы тянется на 7 километров. Мы находимся в самом ее начале. Соседка у меня – пенсионерка, дочь у нее инвалид. Чтобы продать огурцы за бесценок, ей нужно 6 километров их на велосипеде везти на оптовый рынок. А потом обратно, если опоздает, и перекупщики уедут. Давят нас, как того колорадского жука. Если будут сильно «цепляться», сниму плиту с забора и в огороде стол поставлю, – подводит итог разговору Владимир Степанович.

Плиту в заборе снять не трудно

Следующий продавец огурцов с опаской смотрит на человека с фотоаппаратом.

– Подумала, что санстанция приехала, – признаётся женщина. – Сын в больнице лежит, отвезти огурцы на оптовый рынок некому. У самой ноги болят, сахарный диабет измучил. А огурцы продать нужно. Жалко, пропадает труд. Целый месяц с сыном парник отапливали, ночью каждые два часа по очереди вставали, чтобы дров в печку подкинуть. Вот выбрала свеженьких, продаю. Останавливаются машины, люди спрашивают. Прошу 2 рубля за килограмм, если кто просит снизить цену, за полтора отдаю.

– А что, торгуются?

– Торгуются. Просят продать, например, 3 кг за 5 рублей. Соглашаюсь. Всем сегодня тяжело.

Хочешь мобильный телефон? Заработай

Ближе к центру деревни по левой стороне у забора расположилась целая семья. Мужчина с матерью наблюдают, как их сын и внук обслуживает покупателя. Узнав, что к ним пожаловал корреспондент, охотно поддерживают разговор.

– Но вы же правду не напишете, иначе вашу редакцию закроют, – уверен мужчина. – Народ доведён до нищеты. Родителям предлагают взять кредит в банке, чтобы ребенка в школу собрать. Это не достижение, это – позор, признание того, что семья не способна самостоятельно заработать на одежду и тетрадки для школьника.

У Николая Пачко двое детей. Сын просит папу купить ему мобильный телефон. Отец к этому вопросу относится прагматично: - Все в этой жизни нужно заработать. А потому, сынок, я отвожу огурцы на оптовый рынок, а ты продавай в розницу. Зарабатывай себе на телефон. Все, что выручишь от продажи,– твоё. И сын усердно работает.

 Хозяйство Николая Пачко

В парнике у Пачко трудится вся семья. Работы начинаются в феврале. Средства огромные затрачиваются. Плёнка дорогая, семена дорогие, всё вокруг дорогое. А огурцы приходится сдавать за копейки. Народ, говорит Николай, страшно обозлённый.

– Вчера сын сходил в магазин, купил четыре пачки мороженого и семечки. Отдал 8 рублей. Вот такие цены. Нужно целый ящик огурцов продать, чтобы детям мороженое купить. Где тот перерабатывающий завод, что президент обещал построить в Ольшанах?

– А я своим внукам говорю, детоньки, убегайте в город, там будет легче вам. Не ценится в деревне труд человека, – вступает в разговор мама Николая.  

У таких печек дежурить нужно два месяца. Иначе дохода не видать

Если бы у нас была работа и зарплата, как Лукашенко говорит, 900-1000 рублей, разве я занимался бы этими парниками, что не знаешь, когда ты спал, когда ты ел, – продолжает Николай. – Устроились бы с женой на работу, получали бы зарплату, детей бы в школу собрали, в санаторий отправили, а потом и сами съездили. Но такого никогда не будет…Нет работы на Столинщине. Люди вынуждены заниматься выращиванием овощей. Это единственная возможность что-то заработать и отложить в чулок. Не на поездку в Египет, а на поход зимой в магазин за продуктами.

Только вот погода опять создала сельчанам проблемы. Прошли дожди. В Ольшанах, Рубле да и в Белоуше тоже парники, сотки затопило. После ночных заморозков резко потеплело. Растения стали болеть. Значит, ожидаемого дохода не будет. И в этих условиях людям нужно как-то выживать…

Картошку в Белоуше тоже затопило