В стране и мире

Приз — 50 тысяч долларов. Как дочь белоруски победила на главном детском кулинарном шоу США

01 января 2019 | 12:12 Культура tut.by

В декабре 2018 года Никки Бидун — единственная дочь белоруски Ольги Бидун и американца Майкла — победила в американском реалити-шоу Top Chef Junior и получила звание лучшего кулинара среди подростков. 12-летняя Никки учится в седьмом классе, живет в Нью-Йорке, в свободное от учебы время играет в футбол. По-русски говорит с акцентом и охотно переходит на родной английский, рассказывая о том, чем заполнена ее жизнь.

Фото: архив семьи Никки Бидун

Среди семейных фотографий мне сразу бросается в глаза та, где Никки запечатлена вместе с Дмитрием Шолоховым, — белорусом, дважды одержавшим победу в американском телепроекте «Проект Подиум». Оказалось, что мама Никки и прославленный дизайнер — друзья детства. Оба родом из Новополоцка, учились в одной школе, занимались в одной и той же студии бальных танцев. В разное время иммигрировали в США, выбрав местом жительства Нью-Йорк. Дима — частый гость в семье Бидун.

— Самостоятельно готовить я начала лет в 6−7, — рассказывает Никки. — Помню, как впервые приготовила завтрак для всей семьи: яичницу, жареную картошку и салат из помидоров. Попросила маму записать меня на курсы кулинарии, и, поскольку я несовершеннолетняя, ходила туда вместе с ней. Многому училась у профессиональных поваров, дополнительно искала информацию в интернете. Мне нравится узнавать новое об ингредиентах, о том, как продукты попадают к нам на стол, где выращиваются.

Родители — мои первые критики, я всегда прислушиваюсь к их мнению по поводу приготовленных мною блюд. У нас разные предпочтения в еде: иногда что-то, что нравится мне, не нравится им, и наоборот. Это нормальная ситуация. Мне, как будущему шеф-повару и владельцу ресторанного бизнеса, важно понимать, что любят люди, улавливать тенденции.

Попасть в Top Chef Junior было страстной мечтой Никки, однако кастинг в первый сезон шоу она не прошла. Неудача мотивировала девочку, чтобы лучше подготовиться к следующему сезону. Спустя год Никки успешно выдержала все этапы кастинга и вошла в число двенадцати финалистов шоу — мальчиков и девочек в возрасте от 10 до 13 лет.

— На этап «опен-кол» было отобрано около 200 детей, — рассказывает Никки. -Мы показали презентации, с каждым записали интервью на камеру. Потом нам выдали «таинственный коричневый пакет» с определенным набором продуктов, из которого нужно было на месте приготовить блюдо за 30 минут. Мне достались спаржа, свинина и яблоки. Я обжарила спаржу. Запекла свинину с яблоками, сделала соус из горчицы и соевого соуса. Важно было уметь рассказывать про то, что делаешь, — этапы готовки, ингредиенты… Так как я смотрю кулинарные шоу, то примерно представляла, что от меня требуется. Я не боюсь кухни, ножей, кастрюль, людей, камер. Я вообще не из робкого десятка — в школьной футбольной команде я за нападающего. Думаю, моя уверенность, умение собраться в условиях стресса, теоретическая подкованность понравились редакторам, и в итоге меня отобрали в финал.

Съемки длились более двух месяцев в Калифорнии. Съемочный день участников — около 10 часов, в неделю полагался лишь один выходной. Чтобы дети не отстали от школьной программы, с ними занимались приглашенные учителя, — три часа в день.

— Мои учителя в Нью-Йорке присылали домашние задания по электронной почте, тесты и контрольные я сдавала онлайн. Между съемками и учебой мы с другими участниками шоу развлекали себя тем, что играли в соккер-бол на автомобильной стоянке. В выходной гуляли по городу, делали маникюр и педикюр. У меня есть привычка вести дневник, куда я записываю, что сделала за день, какие эмоции при этом испытывала. Это помогало справляться с нагрузкой и приводить мысли в порядок.

С Беларусью у Никки связано одно из ярких гастрономических воспоминаний:

— Мы гостили у бабушки в Беларуси. Как-то я проснулась и увидела, как она лепит пельмени. На столе уже штук 150 было. Бабушка показала мне, как их лепить, мы сидели и лепили, лепили… Получилось так много, что мы потом ели эти пельмени несколько дней. Кстати, до сих пор одно из самых моих любимых блюд. Я не ожидала, что на шоу мне придется готовить для большого количества людей. Обычно я готовлю на семью из трех человек, иногда для группы друзей. Тут же надо было готовить сразу на 100 людей. Я не могла этого предвидеть, но приняла вызов и быстро подстроилась под объемы готовки.

— Как ты думаешь, почему считается, что лучшие повара — мужчины?

— Действительно! Ведь на протяжении всей истории женщины готовили гораздо больше мужчин, больше времени проводили на кухне. Но если брать индустрию, то заправляют ею мужчины. Ресторанный бизнес очень непростой, стрессовый, жесткий, требующий значительных трудовых и временных затрат, финансовых вложений. Им нужно постоянно заниматься, контролировать все аспекты. Около половины студентов кулинарных школ — женщины, но только 7% американских ресторанов возглавляют шеф-повара женщины. Мне бы хотелось изменить эту статистику. Мотивировать своим примером девочек и женщин к реализации их потенциала в ресторанном бизнесе. Потому что у многих есть способности к кулинарии, но не у всех хватает бизнес-знаний, финансовых возможностей, да и просто смелости конкурировать с мужчинами.

— Расскажи о пищевых привычках своих сверстников. Что едят нью-йоркские подростки? Что терпеть не могут?

— Есть определенный набор ингредиентов, которые дети моего возраста не любят: грибы, шпинат, брокколи, рыбу… Подростки моего возраста обожают джанк-фуд: чипсы, пиццу, кетчуп, хот-доги, сладкую газировку. С другой стороны, сейчас много внимания уделяется вопросам здорового питания, особенно в Нью-Йорке. Нам говорят про это в школах, мы видим отделы с «органической едой» в магазинах, знаем, что это означает и почему родители предпочитают заплатить больше за «органический» помидор, чем за с виду такой же, но генно-модифицированный.

— Родители ограничивают тебя во вредных «вкусняшках»?

— Для меня всегда готовили, как для взрослой, — добавляли чеснок в овощи, например. Не позволяли пить сладкие газированные напитки. У нас в семье не принято держать кока-колу в холодильнике, я пью ее изредка — на детских праздниках. Мои любимые снеки (в англоязычных странах общее название легких блюд, предназначенных для перекуса. — Прим. TUT.BY) — попкорн и темный шоколад. В школе питаюсь тем, что приношу из дома, — как правило, это остатки с ужина. Так делает большинство моих одноклассников. Потому что в школьной столовой еда, если честно, не очень — пицца, наггетсы, много нездоровой пищи. Годится, чтобы набить желудок, но не более.

— У тебя есть любимое вкусовое сочетание?

— Мне нравится смешивать горчицу с соевым соусом и вишневым джемом. Отлично сочетается с рыбой, например лососем. Я люблю придумывать блюда, экспериментировать, заменяя одни ингредиенты другими. Как-то в процессе мозгового штурма мы с подружкой приготовили пасту со шпинатом и соусом из брюссельской капусты. Получилось так здорово, что это стало нашим фирменным блюдом.

— Твоя любимая приправа?

— Соль. Потому что актуализирует вкус всего, с чем взаимодействует. Иногда вы не чувствуете вкуса чеснока или корицы, потому что не добавили достаточно соли. Без других приправ можно обойтись, а без соли — никак.

— У тебя есть любимый нож?

— Да, и я очень им дорожу! Это как продолжение руки повара. Хорошим ножом что угодно можно измельчить, порезать, сделать это быстро и виртуозно.

— Чувствуешь ли ты славу после победы в конкурсе?

— Мне стали писать люди в инстаграм, пару раз было, что узнали на улице: «Эй, ты та девочка с кулинарного шоу!». Это так сюрреалистично. Я почему-то думала, что за мной на шоу наблюдали только родственники и друзья, а тут вот оно как!

— Что планируешь сделать с призом в 50 тысяч долларов?

— Я хотела бы потратить эти деньги на образование. Хотя — посмотрим. Я считаю, что теоретическое образование не является залогом успеха шеф-повара. Это несомненный плюс, но многие известные шеф-повара нигде не учились, и все свои знания постигали из практики, начиная с позиции мойщика посуды. Учеба в колледже — не для каждого. Еще неизвестно, что больше впечатлит работодателя, — наличие диплома престижной кулинарной школы или четыре года опыта работы в престижном ресторане.

— Закончи предложение, пожалуйста. Американская кухня — это…

— Постоянство. Американцы едят то, к чему привыкли, то, что они знают. Поэтому так много в стране успешных сетевых ресторанов быстрого питания. Хот-доги, картошка фри — здесь нет никакого риска. Я думаю, если постепенно приучать американцев к новому, это может произвести революцию в их отношении к еде.

РЕЦЕПТ ОТ НИККИ БИДУН

Кексы из картофельного пюре

Ингредиенты:

2 ½ чашки готового картофельного пюре

3 яйца

½ чашки муки

½ чашки порезанного зеленого лука (или любой другой зелени)

1 чашка тертого сыра (предпочтительно чеддер)

Шаги:

  1. Разогреть духовку до 200 градусов Цельсия.

  2. Смазать металлические формочки для выпекания маслом (Никки предпочитает использовать силиконовые, не нуждающиеся в смазывании).

  3. Смешать все ингредиенты и половину чашки тертого сыра.

  4. Заполнить формочки полученной массой, посыпать оставшимся тертым сыром.

  5. Запекать маффины 25 минут. Проверить готовность маффинов зубочисткой. Если при вытягивании из теста она осталась чистая, маффины готовы.

  6. Украсить маффины сметаной и зеленью.

Афиша