В фокусе - Полесье

Промышленный рай на Полесье

Награды в Париже, Вене, Минске, Москве и Нижнем Новгороде, большой успех и европейское признание – всё это итог кропотливого труда Скирмунтов. Путь к победам начался 185 лет назад с запуска в Молодово (современный Ивановский район) сахарно-рафинадного завода, одного из первых на белорусских землях.

Род Скирмунтов, состоящий из трёх ветвей: молодовские, пинские и пореченские - дал Беларуси, Литве и Польше известных личностей, ими поистине гордятся народы бывшей Речи Посполитой, и о каждом можно бесконечно рассказывать.

Константин Скирмунт (1866-1949) – министр иностранных дел Польши, Констанция Скирмунт (1851-1933) – писательница, одна из идеологов Краёвой партии Литвы и Беларуси, Роман Скирмунт (1868-1939) – политик, депутат российской Думы и польского Сейма, премьер-министр БНР, Хэлена Скирмунт (1827-1874) – художница, участница освободительного восстания 1863-64 годов, Генрих Скирмунт (1824-1893) – архитектор, участник освободительного восстания 1863-64 годов. Это лишь часть представителей известного рода промышленников, но начнём наш рассказ с Шимона Скирмунта (1747-1835) и его сына Александра Скирмунта (1799-1870).

 

 

От чиновников-администраторов - в промышленников-государственников

 

Первые летописные упоминания о Скирмунтах насчитывают 660 лет. В 1355 году летописи фиксируют имя пинского князя Василия Скирмунта, а через два столетия, в 1551 году, Богуш Скирмунт получил от королевы Боны земельный участок в Плотнице (современный Столинский район).

До начала ХІХ века Скирмунты отражены в исторических хрониках, как военные, чиновники, администраторы, средние шляхтичи. Служили верно и преданно,  за что получали награды в качестве земли и денежных вознаграждений.

Шаг к новому этапу сделал лидер дворянства Брестского воеводства и депутат Сейма Шимон Скирмунт. В конце XVIIІ века он приобретает у Огинских Молодово и Поречье. Шимон построил в Молодово небольшой дворец, ряд сельскохозяйственных построек.   

Невозможно не отметить, что этот самый дворец потрясал красотой современников. Побывавшая в нём француженка госпожа Бели писала: «Он - как мечта при свете луны под музыку Моцарта. Колонны подобны на лилии, поддерживающие гирлянды, фасад, как снежное изваяние, развертывает лёгкие и полные грации мотивы».

Владения перешли в наследие сыну Александру. Физик-математик, химик использует капиталы отца для развития промышленности в сердце края болот и лесов. Дело очень рисковое, но начинающий землевладелец вскоре в разы приумножит семейные богатства, хотя без преград не обошлось.

 

 

В 1830 году Александр Шимонович запускает сахарно-рафинадный завод, отработавший без малого два десятилетия. В Поречье (современный Пинский район) открывает текстильную мануфактуру – модернизированный суконный завод. Производство принесёт не только прибыль, но и международную популярность, признание.

Ещё при жизни «отца» династии полесских промышленников завод в 1865 году получит большую серебряную медаль на выставке в Москве, а в 1867 году на парижской выставке мануфактур полесский суконный завод отмечен похвальным листом.

Помимо производства, Александр Шимонович занимался разведением высокосортного винограда в Крыму.

 

 

После смерти в 1870 году сына Шимона, дело продолжили внуки. В Молодово начал управлять Генрих, а в Поречье - Александр Александрович Скирмунт (1830-1909). Именно Александр Александрович станет заниматься политикой на профессиональном уровне и род Скирмунтов, помимо землевладельцев и промышленников, пополнится государственниками.

 

Генрих в Молодово – экономические ноу-хау; Александр в Поречье – село гремит на всю Европу

 

Деятельность Генриха Скирмунта в Молодово охарактеризовалась как время реформ и попыток привить новые технологии. По оценкам современников, они не имели такого успеха, как у брата в Поречье. Генрих учреждает Школу домашнего сельского хозяйства и обустраивает быт крестьян.

Александр в Поречье с успехом продолжает дело отца. В 1873 году на Всемирной выставке в Вене пореченская суконная фабрика получает медаль за заслуги, в 1878 году на Всемирной выставке в Париже фабрика награждена серебряной медалью, а в 1882 году на московской выставке – золотой. Наградами полесский завод щедро отмечали до момента ликвидации.

 

Как уже говорилось, Александр Александрович, помимо промышленной деятельности, занимался государственно-политическими делами. Тут он не меньше преуспел, чем в бизнесе. По мере возможностей лоббировал вопрос по отмене крепостного права, занимался обустройством крестьян, избирался почётным мировым судьёй Пинского округа. За государственную службу удостоен ряда наград.   

 

В чём залог безграничной любви местных жителей к Скирмунтам?

    

Развивая промышленность и пополняя свои капиталы, Скирмунты никогда не забывали о крестьянах. В особенности Александр Скирмунт и Роман Скирмунт считались на равных со своими рабочими.

В первую очередь на производстве были созданы все необходимые по тем временам условия. Самый главный вопрос, проходящий через века, – жилищный. При фабрике построено 4 дома на 90 квартир и 4 интерната для несемейных. Владелец оплачивал питание, аренду жилища, услуги доктора и содержал больницу на 12 койко-мест. Для детей рабочих действовало бесплатное училище, где обучали грамоте и ткачеству.

Лучших работников Скирмунты посылали на семинары и курсы за рубеж. Отличительная черта – качественно работал карьерный лифт. При успехах простой селянин достигал руководящих должностей на фабриках, а также имел шанс возглавить производство, быть администратором либо директором.

 

Такие отношения и есть залог любви, авторитетности среди простых полешуков. Роман Скирмунт с людьми разговаривал на их языке, без зажимок приходил на помощь, зачастую его можно было застать с лопатой в руках.

Особенно Роман Александрович проявил себя трудягой, когда создавал легендарный пореченский парк (в нём находится его могила).

«Когда умер Александр Скирмунт, его на руках несли из Поречья в Молодово, а это 10 километров! О чём-то это говорит… Романа Скирмунта, после того, как его убили местные иуды, несмотря на угрозу расстаться с жизнью, перезахоронили по-человечески. Знаете, при Скирмунтах Поречье было модернизированным, промышленным селом, а теперь даже не умеем сохранить то, чего достигли. Никогда не слышала ничего плохого о Скирмунтах, никогда…», - поделилась директор Народного литературного музея Евгении Янищиц Антонина Сидорук.

Однажды автору этих строк довелось услышать отрицательное про род Скирмунтов, но впоследствии оказалось, что это высказывались потомки убийц Романа Скирмунта. Мне их жаль, ведь только одна из трёх семей, чьи предки причастны к этому греху, не раскаялась.

Несмотря на грустные слова, Антонина Павловна Сидорук полна оптимизма и надежды на то, что найдутся люди, которые вдохнут в Поречье новую жизнь, и возрождение легендарных скирмунтовских мест станет явью.

 

Помимо создания социально-экономической базы для своих подопечных, Скирмунты развивали инфраструктуру. Проложили качественную дорогу до Пинска, пустили общественный транспорт и организовывали культурно-развлекательные мероприятия. Так, Роман Скирмунт проводил сельскохозяйственную ярмарку и кирмаш народных умельцев в Поречье.

«Об этом писали все тогдашние городские газеты. Ярмарки были достойными, и Роман Скирмунт подготавливал хорошие призы победителям различных конкурсов. Поразительно, но один из таких призов получил будущий убийца Скирмунта. Такие метаморфозы», - рассказывает краевед Эдвард Злобин.

Действительно, жизнь - непредсказуемая вещь. Можно понять, за что любили и любят Скирмунтов. А за что же так зверски расправились? Ведь убивали в октябре 1939 года Романа и Болеслава (муж сестры Романа Александровича) Скирмунта местные. Возможно, желание выслужиться перед новой властью, а, может, безумная зависть… В семье не без урода. Главное, что время расставило всё по местам.

 

Профессор Александр Смоленчук откроет все тайны Романа Скирмунта  

 

То, что Роман Александрович Скирмунт  - уникальная, многогранная личность, и до сих пор не раскрытая белорусам, подтверждает историк, кандидат физико-математических наук Александр Ильин. Он углубленно занимается изучением полесского края. В минувшем году издал интереснейшую книгу «Очерки истории культуры Пинщины (IX – нач. XX в.)». Исследователь признался, что неоднократно подступал к личности Романа Скирмунта, но не решился писать о нём.

 

«Сложная особа и я просто не смог открыть для себя его тайну. Чего в нём больше белорусскости или полесского, кем себя считал и почему совершал те или иные шаги, надеюсь, это сможет разгадать коллега, историк Александр Смоленчук», - отметил Александр Ильин.

Александр Фёдорович с начала 2000-х годов совершил с десяток экспедиций из Гродно в Поречье, как со студентами, так и единолично. Записал воспоминания жителей, которые помнили Скирмунта, общались с ним и даже работали на него.

 

«Тружусь над изданием. Сейчас пишу про события 1917-1918 годов в жизни Романа Скирмунта. Очень жаль, но есть множество дел, которые отрывают от написания книги. Но, несмотря на это всё, планирую летом завершить работу над книгой», - поделился Александр Смоленчук.

Что касается открытия белорусам Романа Скирмунта, так историк деликатно отмечает, что попытается.

Роман Скирмунт стоит в одном ряду с такими политиками, как Эдвард Войнилович, Киприан Кондратович, Вячеслав Богданович, Ипполит Корвин-Милевский.

«Если Скирмунт, – вспоминал писатель, автор гимна БНР Макар Кравцов, – в каждое слово старался вложить программу, так Фабиан Шантыр (один из лидеров БСГ и белорусских эсеров. - Авт.) пел гимны революции просто за то, что она уже сталась, что она есть». Что-то это напоминает, ведь недаром говорят, что история повторяется.

Крупный белорусский религиозный деятель начала ХХ века Винцент Годлевский так писал о Романе Скирмунте:

«Выступления Скирмунта на белорусских собраниях выделялись и содержанием и формой. Они были всегда высокопатриотические исходя из белорусской точки зрения и даже просто революционные, что вызывало у присутствующих бурю восхищений».

 

Роман Александрович Скирмунт избирался депутатом Государственной думы Российской империи, входил в Государственный Совет Российской империи. Возглавлял Белорусскую партию народных социалистов (БПНС) и Белорусский национальный комитет (БНК). Премьер-министр Белорусской Народной Республики (БНР), сенатор польского Сойма. 

В мае 1918 года Скирмунта избрали руководителем Белорусской Народной Республики, но, видимо, не всем давала спокойствие личность премьер-министра.

Первый руководитель БССР Дмитрий Жилунович вспоминал следующее:

«Не давали свободно вздохнуть правительству Скирмунта, изо всех сил намеривались его свергнуть с должности председателя кабинета министров. Чего только ни делали! Кричали на заседаниях Рады БНР, стучали кулаками по столу, шли на арест, грозя расправой Скирмунту. За спиной Рады БНР строили заговоры с губернскими и уездными земствами. Против кабинета Р.Скирмунта выступили правые великорусские шовинисты во главе с минским архиереем».  

Действительно, уникальная личность, как и весь род Скирмунтов, давший неоценимый толчок для развития Полесья. Нам есть, кем гордиться и, слава Богу, что имена постепенно возвращаются из «исторической ссылки», куда их надолго отправили антибелорусские элементы. 

 

Скирмунты – современность и наследие

 

От материального наследия Скирмунтов сохранились лишь осколки былого величия, но важно, что на пинской земле есть захоронения представителей рода, которые необходимо оберегать. В Поречье сохранился парк Романа Скирмунта с уникальными видами деревьев и кустарников. Пинск украшают и отличают от иных городов спроектированные и построенные за счёт Скирмунтов здания.

Говоря о нематериальном наследии Скирмунтов, следует отметить их вклад в создание белорусской государственности, формирование белорусского мировоззрения. Для сегодняшних элит - это отличнейший пример, как можно в гармонии жить с родной землёй и народом.

Афиша