В стране и мире

В чем виноват аккумуляторный завод «АйПауэр»?

21 июня 2019 | 12:21 Экономика ej.by

Представители завода ООО «АйПауэр» тезисно обозначили свою позицию относительно общественного ажиотажа вокруг строительства аккумуляторного завода.

Фото с сайта ej.by

Основную позицию инвестора озвучили менеджер по корпоративному управлению охраной окружающей среды 1AK-GROUP (управляющая компания, в которую входит ООО «АйПауэр») Александр Юнкевич и заместитель директора по развитию 1AK-GROUP Александр Ворона.

Тезис первый: строительство завода — не «левый» полуподпольный проект

Все этапы строительства завода шли «долго, нудно и — успешно». Проект включен в программу инновационного развития региона. На предмет инновационности были пройдены две экспертизы — с точки зрения национального законодательства и точки зрения целесообразности его реализации. Кроме того, проект прошел несколько ведомственных экспертиз. А вдобавок (с учетом того, что завод является резидентом свободной экономической зоны), были выполнены и «сверхнормативные» требования, предъявляемые к клиентам СЭЗ.

Проект завода чуть ли не под микроскопом был изучен десятками регулирующих и контролирующих государственных органов, которые не нашли в нем экологических и технологических «прорех». Проект посчитали инновационным и нужным для страны, убедившись в его промышленной и экологической безопасности. Но сегодня, после десятков, есть чувство, что аккумуляторный завод появился в 4 километрах от Бреста полуподпольно и государевы люди сами удивляются, как он тут оказался.

Тезис второй: о соприкосновениях в рамках контроля

Общественность вокруг завода начала шуметь в начале прошлого года, на третий месяц после начала строительства завода.

После чего пошла беспрерывная череда судебных разбирательств на предмет законности-незаконности строительства (законно! на что есть соответствующее решение суда).

А еще пошли проверки, мониторинги, аналитический контроль и другие непонятные мероприятия вне рамок каких-то обязательных административных процедур (другими словами — по обращениям граждан), количество которых к началу 2019 года превысило две сотни (они все зафиксированы менеджментом завода). То есть практически каждый божий рабочий день в рамках надзорной деятельности со стороны государства официальные лица четырех компаний 1AK-GROUP «соприкасаются», по словам Александра Ворона, с контрольно-надзорными органами по факту обращений и заявлений граждан.

Интересно, что практически все контрольные соприкосновения проходили в рамках 510 и 376 указов, при том, что последний создан как раз с целью снижения таких соприкосновений.

Понятно, что с января прошлого года завод живет в режиме постоянных проверок. И если бы за такое количество проверок и при том резонансе, который шлейфом тянется за заводом, были найдены хоть какие-то нарушения, — аккумуляторный уже давно бы умер, не родившись. Похоронили бы даже идею его строительства. Но строительство завода, как его ни мучили, завершилось. В итоге получается, что Закон об обращении граждан государство использует как-то избирательно. В системе Минжилкомхоза жалобщиков называют штатными»и стали требовать с них деньги за неподтвержденные факты. Здесь же — ничего не подтверждается, жалобщики не унимаются, а госорганы по факту каждой жалобы-обращения что-то проверяют. Такую ситуацию председатель Республиканского союза промышленников и предпринимателей Александр Швец назвал потребительским экстремизмом. А как еще можно назвать два десятка однотипных жалоб, по сути, от одних лиц, по которым госорганы проводят одинаковые проверки и пишут одинаковые заключения?

Как бы то ни было, но по факту последних таких обращений председатель Брестского облисполкома Анатолий Лис  распорядился приостановить строительство аккумуляторного завода. А это вообще ни в какие ворота - остановили строительство того, что уже в марте построено!

Тезис третий: экологический

Строительство завода завершено. Все пусконаладочные работы тоже  завершены еще 10 апреля. В настоящее время идет приемка завода в эксплуатацию. Получены акты приемки от ГУ «Брестский зональный центр гигиены и эпидемиологии», Брестское областное управление МЧС РБ, Госэнергонадзор по Брестской области, Брестское областное управление Госпромнадзор, Управление ГАИ УВБ Брестского облисполкома. Ожидается заключение от Минприроды, на котором, к слову, компания и споткнулась.

Дело в том, что в режиме пуско-наладочных работ были достигнуты проектные показатели выбросов. Но Минприроды попросило еще раз провести. Этот так называемый «избыточный контроль» был проведен по просьбе общественности. Понятно, что если предприятие откажется (а оно имело право) то его можно было бы заподозрить в чем-то. Но руководство компанией согласилось. При этом следует иметь ввиду: с технологической точки зрения провести корректно экологический тест достаточно сложно; для идеальных результатов требуется полная загрузка производственных линий. И, наоборот: при отсутствии стабильной загрузки всех систем оборудования, работе рывками, ориентированной под график приезда проверяющих (включил-выключил) хорошего ждать не приходится. Как объяснил менеджер по корпоративному управлению охраной окружающей среды компании 1АК-Group Александр Юнкевич, все как в автомобиле, который стоит в пробке или едет по трассе: два разных режима работы — два разных объема выбросов.

Повторное тестирование по экологическим нормативам проводилось по 22 пунктам. В урывочном режиме работы были подтверждены 21 из 22 пункта. Несоответствие было выявлено по источнику выброса свинца на участке паста-намазки.

По данному источнику сверхнормативные выбросы свинца (проектное — 3 кг) в атмосферу оказались на 86 граммов (в годовом исчислении) больше. При этом в 2017 году, по данным Белстата, от всех стационарных источников Беларуси (без учета автомобилей) в атмосферу было выброшено 8,7 т свинца. В итоге получается, что брестский аккумуляторный теоретически дает (!) 0,03% от общего объема выбросов в стране.

Следует сказать еще и о том, что нормирование выбросов из стационарных источников по законодательству Беларуси осуществляется не столько в концентрациях (в строго установленных пределах), сколько в пределах защитных зон по каждому виду деятельности (то есть по СаНПин). И СаНПин позволяет «АйПауэр» с учетом санитарной зоны в 500 м в приземном слое (на уровне роста среднего человека) выбрасывать до 120 кг свинца в год. Но завод в 40 раз занизил — сам для себя — экологические нормы при составлении проекта. Для полноты картины добавим: в Европе все наоборот, там нет санитарных зон. Главное — концентрация предельно допустимых концентраций (ПДК) в воздухе. И она там выше, чем у нас. Но это уже другая история.

Тезис четвертый: подозрительный

Первую оценку (при пуско-наладке) воздействия на окружающую среду по аккумуляторному заводу проводило минское ООО «Экология-сервис», которое имеет серьезный опыт общественных обсуждений, проведения исследований в рамках ОВОС, составления специфических отчетов. Кроме того, у компании есть своя испытательная лаборатория, персонал, обученный в ГУО «Республиканский центр государственной экологической экспертизы и повышения квалификации руководящих работников и специалистов» Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды.

Вторую избыточную проверку-мониторинг проводило Минприроды силами специализированной аккредитованной организации Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды— ГУ «Республиканский центр аналитического контроля в области охраны окружающей среды» (РЦАК), Брестской областной лабораторией аналитического контроля, Центральной лабораторией аналитического контроля выбросов в атмосферный воздух (г.Минск). Измерения, направленные на подтверждение проектных показателей выбросов фактическим уровням выбросов проводились указанными выше лабораториями в период с 19.04.2019 по 12.06.2019.

И получилось так, что после расхождений с данными «Экология-сервис» на 86 гр Минприроды заподозрило в некомпетенции организацию, которую само же и аттестовало. Но, понимая неформальный признак такого подозрения, Минприроды заручилось формулировкой формальной — отсутствием у «АйПауэр» данных и сопроводительного паспорта об утилизации 65 кг древесины, находящихся на территории завода до его строительства.

В настоящее время ситуация застопорилась. По мнению технологов завода, на полную регулировку фильтровального оборудования потребуется до полугода. Но лишь после того, как завод заработает. При том, что новые производственные предприятия на первых порах всегда получают временное разрешение на выбросы, рассчитанное обычно до 2 лет, «АйПауэр» выделено год.

Руководство 1АК-Group не хочет давать оценку действиям Брестского облисполкома и не готово выдвигать версии, почему власть решила встать на сторону противников запуска завода.

Оценку сделал председатель РСПП Александр Швец, который считает, что заигрывание местной власти с гражданским обществом накануне выборов может привести к тому, что в стране и без того небогатой на инвестиции не будут реализованы другие проекты, поскольку за аккумуляторным следят потенциальные инвесторы.

Есть также мнение, что брестский аккумуляторный торпедируется в интересах импортеров АКБ в Беларусь и снимающих все сливки добавленной стоимости с нашего рынка. С учетом же того, что «АйПауэр» собирался не только закрыть все потребности Беларуси, но и 70 % продукции экспортировать (в первую очередь, в ЕАЭС). Получается, что и общественники, и местные власти брестского региона действуют в интересах не отечественных производителей, которые платят налоги и обеспечивают занятость населения, а кого-то другого.

Какими будут дальнейшие действия «АйПауэр»? — пока руководство собирается ждать разъяснений со стороны руководства регионом, которое «остановило строительство построенного завода», чтобы понять, на каком основании подписано распоряжение и в чем конкретно состоит претензия. Ну и конечно, доводить до «ума» калибровку фильтровального оборудования, чтобы и миллиграммов не было превышений ПДК.

 

Афиша