25 сентября 2020, пятница05:55

Экономика

Вся власть Нацбанку: с чего началось оздоровление финансовой системы Словакии?

9 декабря 2014, 15:00

Почему западные инвесторы не побоялись купить проблемные словацкие банки

Реформа банковского сектора в Словакии часто остается в тени. Однако именно эта реформа помогла ускорить структурные изменения.

– В Словакии все же господствовало скорее правое, чем левое понимание реформ, – рассказывает исполнительный директор исследовательского института MESA 10 Ян Марушинец. – Инвестиции приходили в страну и потому, что мы были накануне вступления в Евросоюз. Да, европейские производители знали, что эти вложения к ним вернутся. Однако это было бы невозможно без реализации  

Даже мировой финансовый кризис не вызвал серьезных проблем – все банки являются стабильными и высоко ликвидными

До начала 2000-х годов в словацкой банковской системе доминировали государственные банки. Частичная приватизация в банковском секторе проходила: миноритарные пакеты акций в большинстве крупных банков были приватизированы еще в 1992 году в процессе ваучерной приватизации. Однако контролировали миноритарные пакеты по-прежнему государственные управляющие. Да и «живых» денег ваучерная приватизация не принесла. 

Среди ключевых проблем банковского сектора страны накануне реформ были такие, как рост кредитных потерь, снижающих капитализацию и работоспособность банков, ухудшающаяся ситуация с ликвидностью, трудности в оценке гарантий и обеспеченности. А высокие процентные ставки сделали недоступными кредиты для юридических и физических лиц.

Банки, контролируемые государством, несли «социальную нагрузку» – вынужденно становились кредиторами больших полугосударственных или приватизированных «нужными людьми» предприятий. А если у заемщиков возникали затруднения по выплате кредита, что случалось не так уж и редко, банки получали доли в этих предприятиях. Результатом были потери банков. Да и непрофильные активы банкам пользы не приносили.  

Реформа началась сильным укреплением полномочий и независимости Национального банка Словакии. Регулятор начал широкую акцию по ужесточению банковского надзора, который сначала затронул малые банки. После выполнения контроля и аудита со стороны Национального банка Словакии в ряде банков было введено внешнее управление.

Но для крупных банков правительство и Нацбанк должны были искать другие решения. Была принята программа реструктуризации больших банков: до приватизации довести их капитализацию до 8 процентов. Затраты государства составили порядка 600 млн. евро.

Значительная часть «плохих» банковских кредитов была передана в Банк консолидации и в специализированные организации для управления претензиями. В их задачи входили меры по взысканию, списанию или реализации всех неоплаченных задолженностей. В два этапа в течение полугода в эти организации было передано около 4, 3 млрд. евро. 

Параллельно предпринимались меры для того, чтобы проблемы прошлого не повторялись: были ужесточены требования по ликвидности банков, условия предоставления займов и кредитов.

После этого началась приватизация. Первым был приватизирован Словацкий сберегательный банк, банк с самым большим объемом первичных вкладов — более чем 5 млрд. евро на момент приватизации. Австрийский банк Erste Bank приобрел 87,18% акций этого банка за 425 млн. евро, что в 1,78 раз было больше балансовой стоимости банка на конец 2000 года. Erste Bank предложил дополнительно к покупной цене 2,7 миллиарда словацких крон.

В июне 2001 года был продан контрольный пакет акций банка VÚB. Итальянская банковская группа приобрела 94,47% акций банка, за которые она заплатила всего около 550 млн. евро. Приватизация была завершена 7 ноября 2001 года продажей 92,55% акций банка IRB венгерскому OTP Bank, который за IRB предложил 14 миллионов долларов США.

Так банковская сфера Словакии стала частной. С тех пор эксперты постоянно отмечают позитивные тенденции. Даже мировой финансовый кризис не вызвал серьезных проблем в словацком банковском секторе – все банки являются стабильными и высоко ликвидными. Словацкие банки действительно пережили непростые времена очень неплохо в сравнении со многими банками в других странах Евросоюза.

И банковская, и налоговая реформа проходили в Словакии в начале 2000-х. Результаты реформ страна почувствовала достаточно быстро. Если сравнивать успехи стран «вышеградской четверки» (Венгрия, Польша, Чехия, Словакия), то в течение 2004-2008 годов ВВП на душу населения по паритету покупательной способности увеличился: в Венгрии на 1%, Чехии – на 3%, Польше – на 5%, в Словакии – на 16% по сравнению с общим показателем по ЕС.

А в 2004 году Международный банк признал Словакию лидером по реформам.

Если сравнивать Словакию и Беларусь, то похожих черт характера и проблем действительно можно найти немало. Почему же в Словакии реформы давно начались (написать «прошли» было бы большим преувеличением, поскольку множество проблем этой стране только предстоит решить), а мы к существенным реформам даже не подступались? Люди в Словакии другие? Да нет, те же – так же дорожат своим «дабрабытам», так же опасаются сложностей.

Если заговорить с обычными прохожими на улицах про реформы, то они, конечно же, расскажут о множестве трудностей и проблем. Разговаривать со словаками проще всего по-белорусски – пусть с пятого на десятое, но и вас поймут, и вы разберетесь в основных нюансах. В целом те, с кем удалось поговорить, признают, что теперь жить стало лучше, чем раньше. Но с пенсионной реформой происходит непонятно что, и «пенсии, боимся, будут небольшие». И здравоохранение «стало денег стоить».

Хотя если спрашиваешь о конкретных ценах и сравниваешь их с зарплатами, то, в общем-то, понятно, что услуги здравоохранения жителям Словакии вполне доступны. «И образование стало хуже», — говорят простые словаки. Кстати, в Словакии высшее образование бесплатное. Платные частные вузы есть, но вот в государственных университетах денег со студентов не берут. Вот вам и «дикий капитализм».  

– Мы, словаки, любим жаловаться. И считать себя бедными, – смеется Зузана Фиалова, координатор словацкой правозащитной организации «Человек в опасности».

Зузана Фиалова, координатор правозащитной организации «Человек в опасности»

– Я в самом начале своих лекций в университете спрашиваю у студентов: «Словакия – это богатая или бедная страна?» Все почти отвечают: «Бедная», — рассказывает Зузана. — А потом я им показываю цифры – Словакия-то входит в тридцатку самых богатых стран мира. И они очень удивляются. Так что словаки всегда будут прибедняться. А какие же мы бедные – каждая семья имеет хотя бы одну машину, а большинство – даже две?

Вот так-то, прибедняются. Еще одна похожесть, да. Но почему же они – так, а мы иначе? Раз такие похожие?

Иван Миклош, «отец» словацких реформ, экс-вице-премьер правительства и министр финансов Словакии, выступая в этом году на конференции в Украине, сказал: «Любая реформа – это изменение. А люди не любят перемен. Люди боятся изменений. И так случается всегда, что вполне естественно и нормально. Каждый раз, когда меня спрашивают, что было важнейшей предпосылкой проведения словацких реформ и что является наиболее важным условием в любой стране в целом, я отвечаю одно и то же – политическое лидерство».

Материал подготовлен при поддержке MYMEDIA/DANIDA

0 0 голос
Рейтинг статьи

Читайте нас В Яндекс.Дзен

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Все регионы

Инаугурация Лукашенко

Участники пикета после освобождения с друзьями
Фото из социальных сетей
Фото: tops.gpk.gov.by, gettyimages.com/fotobank.com
Фото иллюстративное
Лунинецкий райтопсбыт сегодня
Снимок носит иллюстративный характер / Фото из архива Медиа-Полесья
Фото иллюстрационное ngsochi.com
Фото: sima-land.ru
Фото иллюстрационное из архива Медиа-Полесья

Новости компаний

В стране и мире

В фокусе - Полесье

Коронавирус

Для тебя

0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x