7 марта 2021, воскресенье11:39

Экономика

Вся власть Нацбанку: с чего началось оздоровление финансовой системы Словакии?

9 декабря 2014, 15:00

Почему западные инвесторы не побоялись купить проблемные словацкие банки

Реформа банковского сектора в Словакии часто остается в тени. Однако именно эта реформа помогла ускорить структурные изменения.

– В Словакии все же господствовало скорее правое, чем левое понимание реформ, – рассказывает исполнительный директор исследовательского института MESA 10 Ян Марушинец. – Инвестиции приходили в страну и потому, что мы были накануне вступления в Евросоюз. Да, европейские производители знали, что эти вложения к ним вернутся. Однако это было бы невозможно без реализации  

Даже мировой финансовый кризис не вызвал серьезных проблем – все банки являются стабильными и высоко ликвидными

До начала 2000-х годов в словацкой банковской системе доминировали государственные банки. Частичная приватизация в банковском секторе проходила: миноритарные пакеты акций в большинстве крупных банков были приватизированы еще в 1992 году в процессе ваучерной приватизации. Однако контролировали миноритарные пакеты по-прежнему государственные управляющие. Да и «живых» денег ваучерная приватизация не принесла. 

Среди ключевых проблем банковского сектора страны накануне реформ были такие, как рост кредитных потерь, снижающих капитализацию и работоспособность банков, ухудшающаяся ситуация с ликвидностью, трудности в оценке гарантий и обеспеченности. А высокие процентные ставки сделали недоступными кредиты для юридических и физических лиц.

Банки, контролируемые государством, несли «социальную нагрузку» – вынужденно становились кредиторами больших полугосударственных или приватизированных «нужными людьми» предприятий. А если у заемщиков возникали затруднения по выплате кредита, что случалось не так уж и редко, банки получали доли в этих предприятиях. Результатом были потери банков. Да и непрофильные активы банкам пользы не приносили.  

Реформа началась сильным укреплением полномочий и независимости Национального банка Словакии. Регулятор начал широкую акцию по ужесточению банковского надзора, который сначала затронул малые банки. После выполнения контроля и аудита со стороны Национального банка Словакии в ряде банков было введено внешнее управление.

Но для крупных банков правительство и Нацбанк должны были искать другие решения. Была принята программа реструктуризации больших банков: до приватизации довести их капитализацию до 8 процентов. Затраты государства составили порядка 600 млн. евро.

Значительная часть «плохих» банковских кредитов была передана в Банк консолидации и в специализированные организации для управления претензиями. В их задачи входили меры по взысканию, списанию или реализации всех неоплаченных задолженностей. В два этапа в течение полугода в эти организации было передано около 4, 3 млрд. евро. 

Параллельно предпринимались меры для того, чтобы проблемы прошлого не повторялись: были ужесточены требования по ликвидности банков, условия предоставления займов и кредитов.

После этого началась приватизация. Первым был приватизирован Словацкий сберегательный банк, банк с самым большим объемом первичных вкладов — более чем 5 млрд. евро на момент приватизации. Австрийский банк Erste Bank приобрел 87,18% акций этого банка за 425 млн. евро, что в 1,78 раз было больше балансовой стоимости банка на конец 2000 года. Erste Bank предложил дополнительно к покупной цене 2,7 миллиарда словацких крон.

В июне 2001 года был продан контрольный пакет акций банка VÚB. Итальянская банковская группа приобрела 94,47% акций банка, за которые она заплатила всего около 550 млн. евро. Приватизация была завершена 7 ноября 2001 года продажей 92,55% акций банка IRB венгерскому OTP Bank, который за IRB предложил 14 миллионов долларов США.

Так банковская сфера Словакии стала частной. С тех пор эксперты постоянно отмечают позитивные тенденции. Даже мировой финансовый кризис не вызвал серьезных проблем в словацком банковском секторе – все банки являются стабильными и высоко ликвидными. Словацкие банки действительно пережили непростые времена очень неплохо в сравнении со многими банками в других странах Евросоюза.

И банковская, и налоговая реформа проходили в Словакии в начале 2000-х. Результаты реформ страна почувствовала достаточно быстро. Если сравнивать успехи стран «вышеградской четверки» (Венгрия, Польша, Чехия, Словакия), то в течение 2004-2008 годов ВВП на душу населения по паритету покупательной способности увеличился: в Венгрии на 1%, Чехии – на 3%, Польше – на 5%, в Словакии – на 16% по сравнению с общим показателем по ЕС.

А в 2004 году Международный банк признал Словакию лидером по реформам.

Если сравнивать Словакию и Беларусь, то похожих черт характера и проблем действительно можно найти немало. Почему же в Словакии реформы давно начались (написать «прошли» было бы большим преувеличением, поскольку множество проблем этой стране только предстоит решить), а мы к существенным реформам даже не подступались? Люди в Словакии другие? Да нет, те же – так же дорожат своим «дабрабытам», так же опасаются сложностей.

Если заговорить с обычными прохожими на улицах про реформы, то они, конечно же, расскажут о множестве трудностей и проблем. Разговаривать со словаками проще всего по-белорусски – пусть с пятого на десятое, но и вас поймут, и вы разберетесь в основных нюансах. В целом те, с кем удалось поговорить, признают, что теперь жить стало лучше, чем раньше. Но с пенсионной реформой происходит непонятно что, и «пенсии, боимся, будут небольшие». И здравоохранение «стало денег стоить».

Хотя если спрашиваешь о конкретных ценах и сравниваешь их с зарплатами, то, в общем-то, понятно, что услуги здравоохранения жителям Словакии вполне доступны. «И образование стало хуже», — говорят простые словаки. Кстати, в Словакии высшее образование бесплатное. Платные частные вузы есть, но вот в государственных университетах денег со студентов не берут. Вот вам и «дикий капитализм».  

– Мы, словаки, любим жаловаться. И считать себя бедными, – смеется Зузана Фиалова, координатор словацкой правозащитной организации «Человек в опасности».

Зузана Фиалова, координатор правозащитной организации «Человек в опасности»

– Я в самом начале своих лекций в университете спрашиваю у студентов: «Словакия – это богатая или бедная страна?» Все почти отвечают: «Бедная», — рассказывает Зузана. — А потом я им показываю цифры – Словакия-то входит в тридцатку самых богатых стран мира. И они очень удивляются. Так что словаки всегда будут прибедняться. А какие же мы бедные – каждая семья имеет хотя бы одну машину, а большинство – даже две?

Вот так-то, прибедняются. Еще одна похожесть, да. Но почему же они – так, а мы иначе? Раз такие похожие?

Иван Миклош, «отец» словацких реформ, экс-вице-премьер правительства и министр финансов Словакии, выступая в этом году на конференции в Украине, сказал: «Любая реформа – это изменение. А люди не любят перемен. Люди боятся изменений. И так случается всегда, что вполне естественно и нормально. Каждый раз, когда меня спрашивают, что было важнейшей предпосылкой проведения словацких реформ и что является наиболее важным условием в любой стране в целом, я отвечаю одно и то же – политическое лидерство».

Материал подготовлен при поддержке MYMEDIA/DANIDA

0 0 голос
Рейтинг статьи

Читайте нас В Яндекс.Дзен

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Все регионы

Гонять во всю мощь

Фото из архива МП
Выездное заседание суда. Фото из архива МП
Фотографии предоставлены администрацией Плещицкого детского сада
Фото из архива МП
Логишин. Фотография Альфреда Микуса
Фото Пинского погранотряда

Новости компаний

В стране и мире

Фото с телеграм-канала tsikhanouskaya
Фото с afisha.tut.by
Фото Надежды Бужан
Парад вышиванок в Пинске 3 июля 2019. Фото Василия Мацкевича
Григорий Азарёнок. Фото СТВ
Фото иллюстрационное, ozone.ru

Полешуки

В фокусе - Полесье

Коронавирус

Для тебя

0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x