Реклама Google

В стране и мире

«Я не флиртовал». Врач пытается защитить свою честь и достоинство

04 декабря 2019 | 07:53 Происшествия naviny.by

В судебной практике нередки случаи, когда пациенты подают иски против врачей. Медики ищут правовой защиты от несправедливых, по их мнению, претензий пациентов гораздо реже. Но случай, который 3 декабря начали рассматривать в суде Фрунзенского района Минска, вообще можно считать прецедентом.

Михаил Кондратьев

Иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, возмещении морального вреда к своим бывшим работодателям — руководству Городской детской инфекционной клинической больницы — подал 30-летний минский врач Михаил Кондратьев.

Ответчики — главный врач Марина Соколова (ее интересы представляет адвокат Елена Жданович), заместитель главного врача по медицинской части Андриан Раевнев (его интересы представляет адвокат Ирина Багнич), а также минчанин Дмитрий Толстелев.

История развивалась следующим образом. В ночь на понедельник 28 января 2019 года Дмитрий Толстелев привез своего двухлетнего сына в детскую инфекционную больницу, где прождал, пока их примет врач, 1 час 40 минут.

Позже Толстелев на имя министра здравоохранения написал жалобу. В жалобе гражданин Толстелев указал, что причиной задержки приема среди прочего считает то обстоятельство, что врач, вместо того, чтобы работать, флиртовал с медсестрами. При этом в жалобе имя и фамилия врача указаны не были.

«Я хотел за свою работу признания, а не клеветы»

Как рассказал Михаил Кондратьев корреспонденту Naviny.by, реагируя на жалобу, руководство больницы просмотрело видеозапись дежурства приемного покоя в ту ночь и признаков флирта врача с медсестрами не обнаружило.

Однако, как отметил врач в суде, руководство «сочло необходимым зачитать жалобу, которая наносит урон мне как семьянину, как работнику. Это была подлость со стороны руководства».

На пятиминутке жалобу зачитал заместитель главного врача по медицинской части Андриан Раевнев.

«Мои коллеги начали смеяться, когда узнали об этом. Вокруг меня появились шутки на рабочем месте. Мне было неприятно идти на работу, зная, что сегодня меня кто-то подколет, неизвестно когда и на каком основании. Мне было обидно, что, несмотря на то, что работал самоотверженно, принял треть детей за смену, сначала — подножка со стороны отца пациента, а потом — со стороны руководства. Мне было тяжело работать, идти на работу. Я понимаю, коллеги делали это не со зла, но мне доставляли моральные страдания. Я хотел за свою работу признания, а не клеветы, опорочивания», — заявил Михаил Кондратьев.

В исковом заявлении он отметил, что распространение порочащих его сведений нанесло вред его репутации и здоровью. Он заявил в качестве компенсации 600 рублей.

Корреспонденту Naviny.by Кондратьев сказал, что для него главное не деньги, а восстановление репутации: «Меня сильно задело, что руководство больницы распространило заведомо ложную порочащую информацию».

Перед тем, как пойти в суд, врач дважды обращался в милицию с просьбой привлечь написавшего на него жалобу человека к ответственности за клевету, однако нарушений в действиях отца ребенка не было выявлено.

Фамилия Кондратьева в жалобе не была указана

Представители ответчиков иск не признали.

Адвокаты Елена Жданович и Ирина Багнич

Как отметила Ирина Багнич — адвокат Раевнева, когда зачитывалась жалоба, комиссия по оценке соответствия ее содержания действительности еще работала, то есть вывод о том, что Кондратьев не флиртовал с медсестрами, сделан не был.

Кроме того, адвокат отметила, что фамилия Кондратьева в жалобе указана не была, а Раевнев действовал на основании должностных инструкций, одна из которых касается выполнения директивы президента по работе с обращениями граждан. Адвокат настаивает, что обнародование жалобы на производственном совещании соответствует требованиям законодательства.

Представляющая интересы главврача больницы Марины Соколовой адвокат Елена Жданович также заявила, что не огласить жалобу было нельзя.

Сам Кондратьев подтвердил, что его фамилия при оглашении жалобы не называлась, но при этом заметил, что заместитель главврача Раевнев спрашивал у него: «Кондратьев, зачем ты флиртуешь с медсестрами?»

«И я был единственным мужчиной в отделении, меня легко идентифицировать», — отметил Кондратьев.

И все же адвокат Багнич считает доводы истца необоснованными. По ее мнению, Кондратьев обратился в суд, потому что «ему не удалось получить сатисфакцию, на которую он, как ему кажется, имеет право. Появление иска вызвано только обидой, не нормами закона».

«Шутки не входят в должностные обязанности»

Написавший жалобу Дмитрий Толстелев рассказал в суде, что в больницу они приехали на скорой помощи, но в приемном отделении к ним долго никто не походил.

Дмитрий Толстелев

«Медсестра подошла, потом опять перерыв минут сорок. Мы открыли бокс, увидели, что врач говорит с персоналом, улыбается. Морально тяжело было находиться в этом боксе. Пришел врач и сказал в шутливом тоне: Может, вам уже не нужна помощь?»… Потом у ребенка брали кровь, только в пять утра я был дома».

Дмитрий Толстелев отметил, что в своей жалобе не указывал фамилию врача, а сама жалоба касалась не только конкретного случая в больнице, а системы оказания помощи детям в целом.

Его сын перенес тяжелую операцию, «был под наблюдением у поликлиники», но в субботу 26 января к их ребенку «врач из поликлиники не пришел».

«Мальчик плохо чувствовал себя, когда его везли в детскую инфекционную больницу, в скорой помощи его тошнило. Кто должен быть на месте истца?» — задался вопросом Толстелев.

Отвечая на вопрос суда, так был флирт или нет, мужчина пояснил, что «по-другому это нельзя назвать»: «Шутка и флирт не входит в его должностные обязанности. Флирт, я считаю, это шутки с противоположным полом».

Дмитрий Толстелев также заявил, что «отказался от своей жалобы. Я никого ни в поликлинике, ни в больнице не персонифицировал».

Михаил Кондратьев согласился, что «это ненормально, что двухлетний ребенок сидит час сорок в приемном покое, но это не зависит от меня». Бывший врач приемного отделения также отметил, что в течение этого времени, согласно правилам, к ребенку подходила медсестра и оценивала его состояние.

Кондратьев рассказал, что работал на 1,25-1,3 ставки, зарабатывал 1100 рублей. Летом с ним по инициативе нанимателя расторгли контракт — после отработки двух лет по распределению. В Детской инфекционной больнице он отработал интернатуру, а еще раньше работал здесь санитаром и медбратом:

«Теперь я без работы. Я знаю, что мог бы устроиться в поликлинику или на станцию скорой медицинской помощи, но я знаю, сколько там зарабатывают и в каких условиях работают. Не хочу».

В суде объявлен перерыв до 23 декабря.

Фото Сергея Сацюка и из Фейсбука Михаила Кондратьева

Афиша