9 декабря 2021, четверг13:49

Общество

Загадочная смерть 21-летнего пинчанина в столице

16 декабря 2020, 16:49

Его тело нашли возле свалки в 20 км от дома.

Ранее Медиа-Полесье сообщало, что 5 декабря в Минске пропал 21-летний пинчанин Геннадий Округ. В субботний вечер он вместе с другом был в гостях на улице Азизова в Минске. В 03.30 ночи молодой парень вышел из квартиры в неизвестном направлении. Несколько дней о нём ничего не было известно. Волонтёры из ПСО «Ангел» организовали поиски. 7 декабря парня нашли погибшим.

Родители Геннадия не верят, что сын мог погибнуть случайно или совершить суицид, пишет «Наша Нива».

Геннадий прожил в Минске год. Он родом из Пинска, там окончил школу, учился в местном аграрно-техническом колледже.

«В Пинске работы нет — точнее есть, но зарплата 300-400 рублей. В Минске же сын зарабатывал более 1000, сам себя обеспечивал. Сестре давал деньги, у меня спрашивал: мама, может тебе надо помочь?

Он работал в логистическом центре: сначала устроился туда комплектовщиком, потом его повысили до диспетчера. Я очень гордилась сыном, — рассказывает Ольга Округ, мама парня. — Сына ценили, он даже в свои выходные мог выйти на работу. Но тут вот решил пойти погулять на выходных. Погулял…»

С друзьями Геннадий снимал двушку на Богдановича. Жили по двое в комнате. Вместе с Геннадием жил его друг Максим — они оба из Пинска, дружили всю жизнь.

В пятницу, 4 декабря, Геннадий с Максимом пошли в гости к знакомым девушкам на улицу Азизова — в район Киевского сквера.

«Пришли к ним просто посидеть. Немного выпили дома, по пути купили еще алкоголь — бутылку водки и бутылку шампанского, — рассказывает Максим. — Гена особо не пьет, проблем с алкоголем у него никогда не было, ни на каких учетах он никогда не состоял (то же повторила впоследствии и мать Гены. — «НН»).

И в тот вечер: мы выпили, но не были сильно пьяными. И Геннадий не был. Если бы он напился, то просто пошел бы спать, это точно.

А тут Гена спросил у девушек, где ближайший «ночник». Они объяснили, что «ночников» в районе нет, но неподалеку есть заправка. Никто его не просил и не уговаривал, он сам сказал: без проблем, сейчас схожу».

Конфликтов никаких не было, никто ни с кем не ссорился, говорит парень.

Где-то через полчаса Максим с девушками заволновались.

«Гена вышел около 3:30 ночи. В 3:58 я ему набирал — его телефон оказался дома. В чехле телефона была банковская карточка. Потом уже я увидел, что он почему-то ушел и без куртки, она осталась в квартире, — говорит Максим. — Почему Гена вышел без ничего, я не понимаю. Голову уже сломал, думая об этом. Но ответа нет.

Еще странный момент: когда Гена приходил с работы и надо было сходить в магазин, он почти всегда просил, чтобы я сходил с ним. А тут вдруг незнакомый район — и он сам вызвался пойти…»

По словам Максима, где-то до полшестого он с подругами ждал Геннадия. Потом просто уснули.

«Я проснулся, проверил телефон Гены: ему никто не звонил, сообщений не было. Набрал нашу с ним съемную квартиру: там сказали, что Гена не приходил.

Мы не рассматривали вариант, что он наткнулся на кого-то знакомого и поехал куда-то, так как у Гены в Минске не было друзей, кроме нас. Раньше ни к кому он никогда в гости не ездил. С коллегами у него тоже были не настолько близкие отношения.

Поэтому мы надеялись, что его задержали.

Я подождал до вечера и пошел в РУВД писать заявление об исчезновении человека. Затем написал сестре Гены», — вспоминает парень.

«Дочь мне позвонила поздно вечером, говорит: мама, Гена исчез. Мы с мужем утром в воскресенье пришли в местную пинскую милицию, но там сказали, что если заявление уже подали друзья Гены, то от нас ничего не требуется. Мол, ждите, — рассказывает Ольга Округ, мама Гены. — Мы вернулись домой. Я переживала — и в понедельник вечером позвонила в поисковый отряд «Ангел». Меня выслушали, ответили, что на следующий день начнут поиски.

Начинали поиск с улицы Азизова, от дома, из которого вышел Гена. Приехали туда дочь моя с друзьями, Максим… Но поиск закончился, не начавшись».

Максим рассказал, что когда он приехал на точку сбора, поисковики сказали ему, что он здесь не нужен.

«Я понял, что, наверное, появилась какая-то информация, которую проверяют. Вместе с другом мы на всякий случай прошлись по заправкам в этом районе — там две, одна ближе, одна чуть дальше. Мы зашли в обе. На каждой нам говорили, что не видели такого парня. Камеры нам не показали, но при нас работники звонили коллегам, которые работали в ночь, когда Гена исчез, и спрашивали их. Никто ничего не видел и не знал», — говорит Максим.

Тем временем в Пинске информацию от столичной милиции ждала и Ольга Округ:

«Я ждала — но ждать же не возможно. Тогда я сама набрала Советское РУВД Минска, там ответили: «Информация неподтвержденная, но, кажется, ваш сын погиб, нашли тело где-то в Минском районе. Вам еще позвонят и скажут точнее».

Я начала обзванивать районную милицию. Два часа я сидела на телефоне и в итоге смогла разыскать следователя, который занимался этим делом. Следователь подтвердил: сына нашли мертвым.

Я спросила у следователя: так а почему мне никто ничего не говорит, я же бьюсь, ищу сына, ищу хоть какую-то информацию… «Я не знаю», — таков был ответ».

По словам Ольги, тело ее сына нашли еще днем в воскресенье. Геннадий лежал на дорожке возле свалки в поселке Сосны — это более 20 километров от дома на улице Азизова.

«Насколько я знаю, Гена лежал посреди дорожки на спине. Руки были раскинуты, глаза полуткрыты, — говорит Ольга. — Следователь нам сказал: ваш сын замерз.

Но в минском морге я увидела тело: белый, красивый. Следов побоев и ран я не видела. Были какие-то незначительные гематомы на лице — и всё. Но он явно не замерз!

Я спрашивала в морге: что с ним случилось, что могло быть? Но мне отвечали, мол, со всеми вопросами — к следователям».

Родители забрали тело в Пинск. Там у них не хватало времени на подготовку к похоронам, поэтому тело оставили на сутки в местном морге.

«И тут местные санитары сказали, увидев тело: он не замерз. Они объяснили, что когда люди замерзают, тело синеет или чернеет и становится «дубовым». Скорее всего, сына нашли очень скоро после смерти, он еще не успел остыть, сказали нам в морге.

Мы попросили санитаров осмотреть тело, они при нас его поворачивали. У Гены сгибались руки и ноги — по словам санитаров, это значило, что труп нашли свежим.

На лице у сына был слева синяк, на лбу — царапина. Но это не какие-то сильные травмы, он умер от чего-то другого. В свидетельстве о смерти причину не написали. Результаты экспертиз будут известны где-то через месяц».

«Следователь нам говорил: Геннадий замерз, дело будем закрывать. Но от той квартиры на Азизова до места, где нашли труп, — километров 20 по прямой, а на самом деле еще больше. Как он туда добрался в одной байке? Дойти туда просто пешком он не мог. Да и в Соснах тех у него нет знакомых. Где мой сын провел эти полтора суток?» — задается вопросами Михаил Округ, отец Геннадия.

«Следователь сам говорит: я не понимаю, как ваш сын туда попал. Я ему посоветовала: так посмотрите камеры, это Центральный район, неужели там нигде не будет видно? Хотя бы в какую сторону он пошел или в какую машину сел? Я понимаю, что сына не вернуть. Но хотя бы понять, что случилось. Пока же у нас впечатление, что следователи ничего не хотят, желание только одно — спустить дело на тормозах», — говорит мама парня.

И она, и друг Геннадия не верят, что это могло быть самоубийство.

«Я суицид исключаю. Я видела сына в ситуациях, когда он сильно переживал, например, когда погиб его друг. Но он знал, что всегда с любой проблемой может прийти к нам, и вместе мы найдем выход. И он был таким человеком, который бы не сделал с собой ничего, в этом я уверена», — говорит Ольга.

«Я ему самый близкий друг — никаких секретов он от меня не имел. И я также исключаю, что Гена мог что-либо принять, чтобы уйти из жизни, — говорит его друг Максим. — У него были планы, на работе было тоже все в порядке. На следующий день мы с Геной собирались ехать за покупками: он хотел купить ноутбук и новый телефон, ему уже согласовали кредит в банке. Все было хорошо».

Серьезных проблем со здоровьем у Геннадия не было, уверяет его мать.

«У сына была отсрочка от армии: были проблемы с капиллярами на холоде, руки быстро синели и начинали немного трястись. В остальном он был здоров. Не могу представить, что могло случиться. Но не верю, что он сам пошел куда-то за 20 километров. Он не был настолько пьян», — говорит Ольга Округ.

Может быть, это какой-то криминал, считает она.

«Но не понятно: что и как происходило с сыном. Где он провел последние 33 часа?

Я допускаю, что могут быть замешаны и… скажем так, структуры. Если санитары были правы, тело действительно не почернело и не посинело, — то его, выходит, держали где-то в тепле? Где и кто может держать человека?» — спрашивает мать.

«Наша Нива» обратилась в Следственный комитет с просьбой дать официальный комментарий.

«Тело парня было обнаружено 6 декабря в поселке Сосны неподалеку от Института энергетических и ядерных исследований. По данному факту проводится проверка, — сообщила Елена Крупенина, официальный представитель СК по Минской области. — Проверка пока не завершена: устанавливаются все факты и обстоятельства произошедшего, назначены судебно-медицинские экспертизы. Предварительная причина смерти — переохлаждение».

3 4 голосов
Рейтинг статьи

Читайте нас В Яндекс.Дзен

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Все регионы

Самые красивые женщины ХХ столетия

Фото УВД
Фото использовано в качестве иллюстрации, energogp.ru
Фото из архива МП
Фото из архива Медиа-Полесья
Фото с сайта горисполкома
Снимок носит иллюстративный характер / Фото: bobr.by
Фото использовано в качестве иллюстрации, tadviser.ru
Фото использовано в качестве иллюстрации

Новости компаний

В стране и мире

Фото: Европарламент

Евросоюз создает агентство по предоставлению убежища

Евросовет сегодня принял постановление о создании агентства Евросоюза по вопросам предоставление убежища.

Полешуки

В фокусе - Полесье

Коронавирус

Для тебя

0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x