21 октября 2020, среда19:10

Красота и здоровье

«Желать самых красивых женщин — это болезнь»

23 марта 2015, 23:27

Молодой дизайнер одежды Арнест Махин, который в силу профессии соприкасается с миром белорусских моделей вплотную, рассуждает о феномене модели для нового поколения инстаграмеров.

Начну с маленькой предыстории. Шесть лет назад, когда я учился в университете на первом курсе и не имел никакого понятия о моде и о моделях, мне очень понравились фотографии одной девчонки. У нее было необычные лицо и одежда, и она училась на «визуальном дизайне». Я решился позвать ее гулять. На улице тогда, помню, было холодно, а с ней — скучно. Поэтому вскоре я предложил ей зайти ко мне. Тогда я и заметил, что ее ноги не толще моих рук. Стало не по себе. Больше я никуда ее не приглашал. А через пару лет увидел ее на снимке в журнале Vogue. Я зашел на ее профиль в «вконтакте» и был удивлен, узнав, что она уже запустила собственную компанию, разрабатывающую дизайн сайтов. Я с грустным видом задумался о том, какой я мудак, что упустил такую птичку.

В какой-то момент я понял, что каждая десятая девушка в моем окружении является начинающей моделью, и каждая пятая попробовала.

Вероятно, я и сам это окружение создал, выбрал, но не суть. Одна из причин популярности моделей мне видится в том, что в сегодняшнем обществе пласт людей, которые хотят быть в моде, значительно вырос (появление фэшн социальной сети vfiles.com — одно из доказательств). Модники не теряют актуальности в капиталистическом мире, поскольку готовы тратить деньги. Индустрия производства одежды становится не менее прибыльным делом, чем разработка приложений для смартфонов. Есть и примеры удачного симбиоза. Скажем, Ralph Lauren стал первым модным брендом, который начал продавать свою одежду через мобильные телефоны. Красивый лук в инстаграме и тысячи лайков — вот капитал, который обретает ценность среди золотой молодежи. В США и в Европе уровень жизни позволяет многим тратить досуг на походы по бутикам и чтение глянцевых журналов. А то, что делают в США и в Европе, хотят делать и во всех остальных странах. Поэтому такие журналы, как «Vogue», «Harper’s Bazaar» и второсортные «Elle», «Cosmopolitan», тиражируются по всему миру (даже в малоразвитых странах и в странах, казалось бы, совсем бедных).

Стиль одежды всегда являлся одним из ключевых маркеров того или иного поколения (или эпохи). И если во второй половине 20-го века стиль уличной одежды был в большей степени связан с музыкальными направлениями и с культовыми музыкантами, а также с популярными личностями десятилетия (в основном, актерами), то в 21-м веке маркером вкуса все чаще становятся топовые модели, с которыми постоянно работают стилисты, создающие их model look. Выходит, что маркером вкуса может стать неокрепшая выпускница (или даже школьница) с худыми ножками, плоским животиком и «необычно обычной» внешностью в «необычно обычной» одежде? Она сегодня и есть красота, которая уже завтра может выйти на подиум вместе с 22-х летней Карой Делевинь во время миланской недели моды.

Эти чертовы снимки способны привить вкус на красоту

 

Кара Делевинь

Спустя шесть лет после того, как я встретил ту девчонку с худыми ногами, меня сильно начали привлекать инопланетное лицо с широкими бровями, соблазнительная болезненность и точеные скулы, томный взгляд, щербинка — да все, что угодно, если оно подается должным образом. А должным образом — это снимки профессиональных фотографов, которые представляют собой ловушку, прививку вкуса. И эта прививка не излечивается просто так, если у тебя есть предрасположенность. У меня была такая предрасположенность. Именно эти чертовы снимки привили довольно быстро мне вкус на красоту, которую раньше я то ли не замечал, то ли не понимал. С большего, конечно, мне, как активному пользователю соцсетей, просто нравятся красивые фотокарточки. Нравится их разглядывать и представлять себя с такой красавицей.

Желать самых красивых женщин — это болезнь. Их красота — это пистолет, приставленный к твоему виску, чтобы убить в голове логику. Желать самых красивых женщин — это все равно, что желать заполучить яблоко с верхушки дерева, которое не обещает быть вкусным. И я пробовал такие яблоки. А счастья не было. Потому что нужно любить человека, а не яблоки.

Но когда я видел модель (пусть далеко не Адриану Лиму, но все же) перед камерой, с ней происходило что-то волшебное. Минуту назад это была обычная девушка, которой бы я не придал должного внимания, заприметив в городе. Но когда на нее направляют объектив, она превращается в совершенно новое существо. И ты смотришь на это новое существо непрерывно и с неподдельным интересом, как на того музыканта на сцене, который этого вроде ничем не выделялся среди других. Я думаю, в таком волшебстве и заключается профессионализм модели на съемках. Модель — актриса своего лица. А режиссер ее игры — фотограф. Это новый вид работы. Ходить по подиуму и фотографироваться — тоже труд, хоть и непривычный для тех, кто чинит автомобили или пишет научные диссертации.

Навык продавать себя красивой

 

Кейт Мосс

Вместе с тем, красота моделей сомнительна. Во время съемок визажист подчеркивает в ее лице то, что нужно, стилист решает, что на ней будет лучше смотреться, фотограф выбирает лучший ракурс, потом завершающий этап — обработка снимка в фотошопе. Не секрет, что девушка в итоге выглядит куда лучше, чем в жизни, Интересно, что в ловушку такого образа попадает не только человек, который смотрит на фотографию, но и сама модель. Образ красивой женщины со снимков начинает жить своей жизнью. Инстаграм модели помогает создать видимость того, что даже в «обычной» жизни она прекрасна, что она знаменитость в кругу знаменитостей. Хотя это все равно выбор определенного ракурса, позы и места. Это уже навык, за который и ценится модель. Навык продавать себя красивой. Несмотря на то, что в жизни она осталась по сути тем же человеком, которым была до моделлинга. Фотосессия заканчивается, как и любая другая работа, и модель превращается в девушку со своими недостатками и переживаниями. Страшно тут то, что начинающим моделям кажется, будто у них что-то не так в жизни лишь потому, что не хватает двух сантиметров роста. Все эти их диеты и неспособность, например, уменьшить объем бедер делают из них несчастных истеричек, которые попадают в больницы. Я знал одну девушку с потрясающим лицом. Ее лицо могло бы не раз украсить обложку какого-нибудь престижного журнала. Но конституция тела была таковой, что верх мог похудеть, а низ — никак. Она пробовала всяческие диеты одну за одной, пока не дошла до самых радикальных. Вскоре она вообще не могла есть. Попала в больницу. Врачи поставили ей диагноз «анорексия» и положили в психушку. Но ноги ее по-прежнему оставались полнее, чем ей хотелось. Выйдя из больницы, она продолжала пробовать другие диеты. У нее пропали месячные, начали выпадать волосы и крошиться зубы. А когда она в очередной раз попала к врачам, ей поставили диагноз «бесплодие».

Девушки бывают настолько заражены желанием стать успешной моделью, что готовы идти на любые жертвы (вспоминается фильм «Звезда»). Другие же, те, кому повезло с фигурой и с лицом, проживают вроде беззаботную и счастливую молодость. Но я задаюсь вопросом: что дальше? Добиться реального успеха не просто. То, что тебя поснимали местные популярные фотографы — забудется уже завтра даже друзьями. Конкуренция в этом бизнесе невероятно высока. И сегодня уже нет тех моделей, которые тусуются каждый день, нюхая кокаин и трахаясь с мужиками. Красивое время Кейт Мосс прошло. Модели сегодня — люди образованные. У них плотный график, в котором мало места для светских тусовок. И кроме поддержания формы, они попутно занимаются своим карьерным ростом в других областях.

Перспективы для жизни

Стейси Мартин

Несмотря на то, что профессия представляет собой рекламный щит, сама девушка может начать заниматься чем угодно. Модель (топовая) может попасть в кино (например, Стэйси Мартин, которая недавно снялась у Триера в фильме «Нимфоманка») или заняться благотворительностью (как Наталья Водянова и многие другие). Модель, например, может начать писать музыку (набирающая популярность Дарья Малыгина) и сыскать в этой области определенную славу. Можно вести дневник модели (как Ирина Николаева в lookatme.ru). Можно запустить свой бренд одежды или линию косметики, а это уже крутые суммы денег. Ведь чем больше поклонников, тем больше потенциальных покупателей (подражателей). Пусть даже это будет книга, не имеющая литературной ценности (мемуары Кайли Биссути), ее все равно купят. Именно поэтому сегодня модель в одном лице может быть и телеведущей, и писательницей, и выпускать одежду, косметику, как Алекса Чанг. Или как Каролин-Де Мегрэ, которая совмещает профессии блогера, музыкального продюсера, диджея, актрисы и писательницы в одном лице. Талантливый человек — талантлив во всём, особенно если это всё приносит деньги.

0 0 голос
Рейтинг статьи

Читайте нас В Яндекс.Дзен

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Все регионы

Воинское захоронение в Пинском районе

Фото иллюстрационное
Фото Пинского лесхоза
Фото иллюстрационное, ustaliy.ru
Снимок носит иллюстративный характер / Фото из архива Медиа-Полесья
Фото Пинского погранотряда
Фото из архива Медиа-Полесья
Макс Корж прибыл к месту проведения марша / Фото: tut.by
Фото: brest.mvd.gov.by

Новости компаний

В стране и мире

В фокусе - Полесье

Коронавирус

Для тебя

0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x